Реферат: Великая Отечественная война в произведениях писателей ХХ века

Реферат


По предмету:Литература

На тему: Великая Отечественнаявойна в литературеХХ века

Выполнил:ученик: 11 класса КолесниковИгорь Игоревич

Проверила:Сурабянц РиммаГригорьевна


С. Георгиевское

2005 год

План:


Вступление.

Памятник русскому солдату в поэме «Василий Тёркин».

«Молодая гвардия» А.Фадеева.

«Сашка» В.Кондратьева.

Тема войны в произведениях В. Быкова.

«Горячий снег» Ю.Бондарева.

Заключение.


Война– жесточе нетуслова,

Война – печальнейнету слова,

Война – святеенету слова.

В тоске иславе этих лет,

И на устаху нас иного

Ещё не можетбыть и нет.


/А. Твардовский/


Во всевремена

бессмертнойЗемли

помните!

к мерцающимзвёздам

ведякорабли, -

о погибших

помните!

встречайтетрепетнуювесну,

людиземли.

убейте

войну,

прокляните

войну,

Людиземли!


/Р. Рождественский/


Темамоего рефератавыбрана неслучайно. В2005 году исполняется60 лет со дня Победысоветскогонарода в ВеликойОтечественнойвойне. В своёмреферате я хочурассказатьо подвигахсоветскихписателей, которые онисовершалинаровне с обычнымисолдатами, нежалевшими потаи крови радиспасения страныот фашистскойугрозы…

…ДавноотгремелаВеликая Отечественнаявойна. Уже вырослипоколения, знающие о нейпо рассказамветеранов, книгам, кинофильмам.Поутихла сгодами больутрат, зарубцевалисьраны. Давноотстроено, восстановленоразрушенноевойной. Но почемунаши писатели, поэты обращалисьи обращаютсяк тем давнимдням? Можетбыть, памятьсердца не даётим покоя… Войнапо – прежнемуживёт в памятинашего народа, а не только вхудожественнойлитературе.Военная темаподнимаеткоренные вопросычеловеческогобытия. Главным героем военнойпрозы становитсярядовой участниквойны, её незаметныйтруженик. Этотгерой был молод, не любил рассуждатьо героизме, ночестно выполнялсвои воинскиеобязанностии оказывалсяспособным наподвиг не насловах, а наделе.

Мненравятся повестии романы ЮрияБондарева:«Последниезалпы», «Батальоныпросят огня»,«Горячий снег».Читаяэти книги, понимаешь, как и во имячего выстоялчеловек, каковзапас егонравственнойпрочности, каким был духовныймир сражающегосянарода.

КапитанНовиков (в повести«Последниезалпы») попална фронт с первогокурса института.Он рано узналнелёгкую правду войны и поэтомуненавидиткрасивые, живо– бодрые слова.Он не будетприукрашиватьобстановку, если предстоиттрудный бой.Не станет утешатьумирающегосолдата, а скажеттолько: «Я тебяне забуду».Новиков, неколеблясь, пошлёт трусливогобойца на самыйопасный участок.

«Он часто непризнавалничего нарочитоласкового, — пишет о нём Ю.Бондарев, — былслишком молоди слишком многовидел недоброгона войне, человеческихстраданий, отпущенныхсудьбой егопоколению…Всё, что моглобыть прекрасным в мирной человеческойжизни, — он оставлялна после войны, на будущее».

Этотчеловек невыделялся ничемсреди других.Да и ситуация, в которой изображёнгерой, хотя идраматична, но в тоже времяи обычна длявоенных условий.Но, раскрываявнутренниймир Новикова, автор показывает, какая огромнаянравственнаясила требуетсяна вой не человеку, чтобы просточестно выполнитьсвой долг, чтобыне испугатьсясмерти, чтобывыстоять передподлостью ишкурничествомдругого. Подвигомбыл каждый часжизни этогочеловека, потомучто он проходилбок о бок спостояннойнеобходимостьюжертвоватьсобой.

Конечноже, главнымгероем военнойлитературывсегда былнарод и человекиз народа. Впервые послевоенныегоды писатели, как мне кажется, отдавали предпочтение«легендарным»героям, ярким, сильным, необыкновеннымличностям. Этогерои А. Фадеева(«Молодая гвардия»), Б. Полевого(«Повестьо настоящемчеловеке»), Э.Казакевича(«Звезда»)и другие. Героиэтих книг находятсяв острых, поройневероятныхситуациях, когда требуетсяот человекаогромная отвага, особая выдержкаили полководческаяпрозорливость.

Яверю такимписателям, которые самибыли фронтовиками или военнымикорреспондентами: К. Симонову, М.Шолохову, Г.Бакланову, В.Быкову, А. Твардовскому, Б. Васильеву, К. Воробьёву, В. Кондратьеву.Они лично убедились, что перед угрозойсмерти людиведут себя по– разному. Однимужественно, смело, поражаявыдержкой ивысоким чувствомтоварищества.Другие оказываютсятрусами, приспособленцами.В трудную минутурезко отделяетсядобро от зла, чистота отподлости, героизмот предательства.С людей слетаютвсе их красивыеодёжки, и онипредстаюттакими, каковына самом деле.

«Вэтой войне мыне только победилифашизм и отстоялибудущее человечества,- пишет ВасильБыков.- В неймы ещё осозналисвою силу ипоняли, на чтосами способны….В1945 году мирустало понятно: в советскомнароде живёттитан, с которымнельзя не считатьсяи невозможнодо конца знать, на что этотнарод способен».

Вбольшинствесвоих рассказови повестей В.Быков ставитдействующихлиц в такиеобстоятельства, когда они одинна один остаютсясо своей совестью.Может статьсятак, что никтои не узнает отом, как онивели себя втрудную минуту, в «минуту, страшнеекоторой ужене будет».

Никтоне заставляетВитьку Свиста(«Журавлиныйкрик») бросатьсяпод фашистскийтанк. А юныйнеобстрелянныйГлечик имеетполную возможностьпоследоватьпримеру ловкогои хитрого Овсееваи попытатьсяспастись. Нооба они предпочитаютпогибнуть, чемценой предательстваполучить правона жизнь.

Человексам несётответственностьза своё поведение, и высший суд– это суд егособственнойсовести. «Никтоне тиранитчеловека больше, чем он сам себя»,- говорит герой «Третьей ракеты»Лукьянов.

Современнаялитературао войне в произведенияхлучших писателейРоссии обращаласьк наиболеетяжёлым периодамв ходе ВеликойОтечественной, к критическиммоментам всудьбах героев, выявлялагуманистическуюприроду воюющегосолдата.

Вповести В.Кондратьева«Сашка» развёрнутапсихологическаякартина фронтовыхбудней подРжевом. С осени1941 года по март1943 года здесьвелись ожесточённыебои с группойнемецких армий«Центр». Памятьюэтих изнуряющих, затяжных боёвподсказаноА.Твардовскомуодно из самыхгорьких военныхстихотворений«Я убит подоРжевом …»

Фронтгорел, не стихая,

Какна теле рубец.

Яубит и не знаю

Нашли Ржев наконец?

… Летом, в сорок втором,

Язарыт без могилы.

Всем, что было потом,

Смертьменя обделила.

От«я» рассказпереходит ксолдатскому«мы»:

… Чтонедаром боролись

Мыза родину-мать,

Пустьне слышен нашголос,

Выдолжны егознать.

ДвадцатилетнийСашка воюетпод Ржевом.Остался ли онв живых, какдалеко прошёлдорогами войны, чем отличился, мы так и не узнали.Сашка переживалсвою первуюлюбовь к медсестре, приводил своегопервого пленного, отправлялсяна нейтральнуюполосу за валенкамидля командира, которые присмотрелещё в бою «местногозначения»

намёртвом немце.

Вгрязи, холодеи голоде, в дни, когда мало ктоиз стоявшихна одном рубежес ним мечталили надеялсядожить до победы, Сашка по совестирешает поставленныеперед ним жизньюнравственныепроблемы ивыходит изиспытанийвозмужавшими духовно окрепшим.

Послечтения такихпроизведенийневольнозадумываешьсявновь о характересоветскоговоина, о поведенииего на войне.И, конечно, вспоминается прекрасновыписанный, жизненно ихудожественнодостоверныйобраз АндреяКняжко из романаЮ. Бондарева«Берег». Майскиедни 1945 года, мирпразднуетпобеду надгитлеровскойГерманией.Перед оставшимисяв живых открылисьпути в ту жизнь, о которой онимечтали четыресуровых, кровавыхгода. В те днирадость жизни, счастье житьв условиях мираощущалась сособой силой, а мысль о смертиказалась невероятной.И вдруг такнеожиданна, нелепа средитишины внезапнаяатака фашистскихсамоходок.Снова бой, сноважертвы. АндрейКняжко идётна смерть(подругому и нескажешь!), желаяпредотвратитьдальнейшеекровопролитие.Он хочет спастиперепуганныхи жалких немецкихюнцов из «Вервольфа», засевших вздании лесничества:«Выстреловне было. Воющиекрики людейне затихалив лесничестве.Княжко, невысокий, узкий в талии, спокойный свиду, сам теперьпохожий намальчика, шёлпо поляне, размереннои гибко ступалсапожками потраве, размахиваяносовым платком»

Впоединке благородстваи человеколюбия, живым олицетворениемкоторого выступаетрусский лейтенант, с человеконенавистничеством, воплощённымв командире«Вервольфа»- рыжем эсэсовце, побеждаетКняжко. Автортак великолепноописывает этогогероя, его внешность, подтянутость, что каждый разпри появленииего во взводерождалосьощущение чего– то хрупкого, сверкающего,«как узкийлучик на зелёнойводе». И этотлучик, короткаяи прекраснаяжизнь погибшеголейтенанта, светит из далёкогопрошлого людямнашего поколения.Роман «Берег»проникнутнравственнойатмосферойдобра, котороенесла немецкомународу нашаармия.

Войнане забываемав сердце солдата, но не простокак воспоминание, пусть и трагически– возвышенное, но как память, как живой долгнастоящегои будущегоперед прошлым, как» окрыляющийподвиг войны».

Священнаяземля отцов– наше великоеОтечество, обильно политоекровью. «Оноежели все памятникипоставит, каки положено, потем боям, чтотут были, таки пахать «негдебудет», — говоритодин из героевЕвгения Носова.

Имы, нынешнеепоколение, должны помнить,«какой ценойзавоёваносчастье» житьв мире, радоватьсячистому небуи яркому солнцу.

Глава«Литературапериода ВеликойОтечественнойвойны» в академическойистории русскойсоветскойлитературыначиналасьтак: «Двадцатьвторого июнятысяча девятьсотсорок первогогода гитлеровскаяГермания напалана СоветскийСоюз. Мирнаясозидательнаядеятельностьсоветскогонарода былапрервана. Попризыву партиии правительствався странаподнялась наборьбу с фашисткойагрессией, сплотиласьв единый боевойлагерь. В развитиинашей литературы, как и в жизнивсего советскогонарода, Отечественнаявойна составилановый историческийпериод. Отвечаятребованиямвремени, литератураперестроиласьна военныйлад.» Примелькавшиеся, стертые отбесчисленныхповторенийформулировкичасто воспринимаютсякак бесспорные.Вроде бы таконо и было. А на самом делетак, да не так, все было кудасложнее. Ужехотя бы потому, что внезапность, которая выдвигаласьСталиным какглавная причинанаших тяжкихпораженийпервого годавойны, былавесьма относительной.Внезапной былане война самапо себе, а нашавопреки всемшироковещательнымутверждениямруководителейпартии и правительстванеготовностьк ним.

Вовторую половинутридцатых годовнеотвратимонадвигавшаясявойна сталаосознаваемоймногими историческойреальностью, едва ли не главнойтемой тогдашнейпропаганды, породила большоймассив такназываемой«оборонной»литературы.Стоит перечитатьстихи молодыхпоэтов тойпоры: «Слышишькак порохомпахнуть сталиПередовыестатьи и стихи!»(К. Симонов); «Намлечь, где лечь, И там не встать, где лечь» (П.Коган); «Военныйгод стучитсяв двери Моейстраны. Он входитв дверь»(М.Кульчицкий);«А если скажетнам война: “Пора”– Отложимнедописанныекниги...»(Б. Смоленский),- чтобы убедиться, что молодыепоэты тогдаостро и отчетливослышали «далекийгрохот, подпочвенный, неясный гул»приближающейсявойны, «последнегорешительного»- так это тогдавоспринималось,- видели в военномпротивоборствес фашизмомисторическуюмиссию своегопоколения. Надоотметить, чтов рамках этой«оборонной»темысразу же наметилисьдва противоположныхподхода (трансформируясьи видоизменяясь, они давали себязнать и во времявойны, и долгиегоды послеПобеды, создаваяполе высокогоидеологическогои эстетическогонапряжения).«На чужойтерритории»,«малой кровью»,«могучим молниеноснымударом», «и вводе мы не утоним, и в огне мы несгорим» — этостало проворнымлейтмотивомвыходившихроманов и повестей, это показывалив кино, декламировалии пели по радио, записывалина грампластинках(напомню выпущенныенеслыханнымидля того временитиражами печальноизвестные)повесть Н. Шпанова«Первый удар»и роман П. Павленко«На востоке», кинофильм«Послезавтравойна», где всчитанные дни, если не часы, наш потенциальныйпротивниктерпел сокрушительноепоражение, государствои армия агрессораразваливалиськак карточныйдомик). Справедливостиради надо сказать, что шапкозакидательствовозникло непо инициативехудожников- пусть и тех, что все готовына все, — оно былопорожденосталинскойвоенно-политическойдоктриной, которая привелак позорнымпоражениям, поставиластрану на крайгибели, за неепришлосьрасплачиватьсямиллионамизагубленныхчеловеческихжизней.

Выступаяс докладомперед московскимиписателямидвадцать второгоиюня тысячадевятьсот сороквторого года, через двенадцатьмесяцев посленачала войны, А. Сурков снеслыханнойтогда прямотойи резкостьюговорил о томвреде, которыйпринесла фанфарнаяпоэзия и барабаннаялитература( разумеется, разговор обих военно-политическихи пропагандистскихисточникахбыл невозможен…До войны мычасто дезориентироваличитателя насчетподлинногохарактерабудущих испытаний.Мы слишком«облегченно»изображаливойну. Войнав нашей поэзиивыглядела какпарад на Краснойплощади. Почисто подметеннойбрусчатке рубитшаг пехота, идут танки иартиллериявсех калибров.Идут люди веселые, сытые. Звучитнепрекращающееся«ура»… До войнымы читателюподавали будущуювойну в пестройконфетнойобертке, а когдаэта конфетнаяобертка двадцатьвторого июняразвернулась, из нее вылезскорпион, которыйбольно укусилнас за сердце,- скорпионреальности, трудной большойвойны. «Никемнепобедимымпришлось долгои унизительнопятиться. Воюющемусоотечественникупришлось справлятьсяне только станками, которыена него лезли, с самолетами, которые валилина его головутысячи тоннрваного железа, но и вытравлятьиз души конфетную«идеологию», которой мы егообкормили.Война в Испании, наши «малые»войны — Халкин-Голскийконфликт, финскаякомпания, вкоторых выявилось, что мы вовсене так могучии умелы, как обэтом громкотрубили с самыхвысоких трибун, что победы даженад явно болееслабым противникомдаются намотнюдь не 'малойкровью', настроилинекоторыхписателей, главным образомтех, кому довелосьпобывать подогнем, понюхатьпороха современнойвойны, на серьезныйлад, вызвалиу них отталкиваниеот шапкозакидательства, от победныхлитавр, от угодливойлакировки. Этатенденцияотчетливопроявиласьв «Испанскомдневнике» М.Кольцова, внаписанныхК. Симоновымпосле Халкин-Голакниге стихов«соседям поюрте» пьесе«Парень изнашего города», ставшей самымпопулярнымсценическимпроизведениемпервого годаОтечественнойвойны, в стихахА. Суркова и А.Твардовского, навеянныхвпечатлениемфинской кампании.Другое дело, что даже этиписатели, неотвернувшийсяот суровойправды войны, никто из них,- не могли себепредставить, каким тяжелыми жестокимиспытаниембудет надвигающеесяна нас испытание, в самом страшномсне не моглоим привидеться, что война будетпродолжатьсядолгих, казавшихсябесконечнымичетыре года, что враг дойдетдо Москвы иЛенинграда, до Сталинградаи Кавказа. Хлебнувв первые днивойны во времяотступленияна Западномфронте горячегодо слез, Симоновнапишет полныетоски и болистроки, которыебудут опубликованытолько черезчетверть века:«Да, война нетакая, какоймы писали ее,- Это горькаяшутка...» Говорят, что первойжертвой навойне становитсяправда. Когдак одному изнедавних юбилеевпобеды надфашистскойГерманиейнадумали выпуститькнижкой сводкиСовинформбюро, то, перечитавих, от этой идеиотказались- очень уж многоетребовалосерьезныхуточненийисправлений, опровержений.Власти предержащиеправды боялись, непригляднуюправду старалисьприпудрить, даже скрыть(о сдаче врагунекоторыхкрупных городовСовинформбюроне сообщало), но правды жаждалвоюющий народ, она была емунеобходима, чтобы самоотверженносражаться, надоосознать масштабнависшей надстраной опасности.Так страшноначалась длянас война, натаком краю, вдвух шагах отпропасти, мыоказались, чтовыбраться можнобыло толькопрямо глядяжестокой правдев глаза, до концаосознав ту всюмеру своейответственностиза исход войны.В ноябре сорокпервого годаИ. Эренбургписал: '… Многиеу нас привыкли(наверное, Эренбургимел в виду: нас приучили)к тому, что заних кто-то думает.Теперь не товремя. Теперькаждый долженвзять на своиплечи всю тяжестьответственности.Во вражескомокружении, вразведке, встрою каждыйобязан думать, решать, действовать'.Лирическаяпоэзия, самыйчуткий сейсмографдушевногосостоянияобщества, сразуже обнаружилэту жгучуюпотребностьв правде, безкоторой невозможно, немыслимочувство ответственности.Вдумаемся всмысл не стертыхдаже от многократногоцитированиястрок «ВасилияТеркина» — онинаправленыпротив успокаивающейлжи, тогда этавнутренняяполемикавоспринималасьособенно остро, выгляделавызывающей:

Авсего многопуще

Непрожить наверняка-

Безчего? Без правдысущей,

Правды, прямо в душубьющей,

Дабыла б она погуще,

Какбы ни была горька…

Донестидо народа правду– это была однаиз главныхзадач писателей– фронтовиков.Одним из такихправдивыхпроизведенийо войне сталапоэма А.Т. Твардовского«ВасилийТёркин».

Носо времен фронтая отметил «ВасилияТеркина» какудивительнуюудачу. Твардовскийсумел написатьвещь своевременную, мужественнуюи неогрязненную.А. Солженицын.

Говорят, что собиралисьпоставить илиуже поставилипамятник бойцуВасилию Теркину.Памятниклитературномугерою вещьвообще редкая, а в нашей странев особенности.Но мне кажется, что геройТвардовскогозаслужил этучесть по праву.Ведь вместес ним памятникполучают имиллионы тех, кто так илииначе походилна Василия, ктолюбил своюстрану и нежалел своейкрови, кто находилвыход из трудногоположения иумел шуткойскрасить фронтовыетрудности, ктолюбил поигратьили послушатьмузыку на привале.Многие из нихне обрели дажесвоей могилы(как -то показывалипо телевизору). Пусть же памятникВасилию Теркинубудет и имнадгробием.

Вбиблиотеке, куда я пришел, чтобы взятьпоэму, мне досталосьочень интересноеиздание: вместес текстом былипомещены письмачитателей«Василия Теркина»с 1942 по 1970 годы иответ читателям«Как был написан»Василий Теркин".Перелистываяэти разнообразныеписьма читателей, я убедился, чтопоэма Твардовскогобыла действительнонародной, вернее, солдатскойпоэмой. ПовоспоминаниямСолженицына, солдаты егобатареи измногих книгпредпочлибольше всегоее да «Войнаи мир» Толстого.В своем небольшомсочинении мнебы хотелосьостановитьсяпрежде всегона том, что жемне лично большевсего нравитсяв поэме и еегерое. Большевсего мне нравитсяв произведенииАлександраТрифоновичаязык, легкий, образный, народный.Стихи его таки запоминаютсясами. По душенеобычностькниги, то, чтоона как бы безначала и конца.Словно ты вновьвстретилсясо старым другом, которого тебепредставлятьне надо. А потомрасстался сним. Что же, этожизнь… И то, чтоавтор предлагает:

Словом, книгу с середины

Иначнем. А тампойдет.

Это, думается, делаетгероя и ближе, и понятнее.Очень правильнои то, что поэтприписал Теркинуне так уж многогеройскихподвигов. Одногосбитого самолетада взятогоязыка вполнедостаточно.А ведь, по признаниюсамого Твардовского, он чуть былоне увлекся«сюжетностью».Хотел «заставить»Теркина перейтилинию фронтаи действоватьв тылу у противникана Смоленщине( кстати, родинесамого автора).Но чувство мерыне дало этогосделать. Недаромже АлександрИсаевич Солженицынв своих литературныхвоспоминаниях«Бодался теленокс дубом» восхищалсяэтим чувствоммеры у Твардовского.Он, в частности, писал, что, неимея свободысказать полнуюправду о войне, Твардовскийостанавливалсяперед каждойложью чуть нена последнеммиллиметре, но нигде этогобарьера непереступил.Оттого и вышлочудо! Если быменя спросили, почему ВасилийТеркин сталодним из моихлюбимых литературныхгероев, я бысказал: «Оночень по душемне жизнелюбием.Смотрите, онна фронте, гдекаждый деньсмерть, гденикто „не заколдованот осколка-дурака, от любойдурацкой пули“.Порой мерзнети голодает, неимеет вестейот родных, егоранят. А он неунывает. Живети радуетсяжизни. Мне кажется, сегодня этогокачества такне хватаетмногим людям.А может быть, и мне самому…Теркин не можетне радоватьсвоим жизнелюбием.Ведь он

Вкухне — с места, с места — в бой.

Курит, ест и пьет сосмаком

Напозиции любой.

Онможет переплытьледяную реку, тащить, надрываясь, языка. Но вотвынужденнаястоянка, „амороз — ни стать, ни сесть...“ ИТеркин заигрална чужой гармони.

Иот той гармошкистарой,

Чтоосталась сиротой,

Как-товдруг теплеестало

Надороге фронтовой.

Теркин- душа солдатскойкомпании. Недаромтоварищи таклюбят слушатьего то шутливые, то очень серьезныерассказы. Вотони лежат вболотах, где»перемокшая"пехота мечтаетуже даже о том,«хоть бы смерть, да на сухом».«Третьи суткикукиш кажетв животе кишкакишке». Сыплетдождик, злойкашель терзаетгрудь. И дажеприкуритьнельзя: размоклиспички. Солдатывсе клянут, икажется им, что«хуже нет ужебеды». А Теркинусмехаетсяи начинаетдлинное рассуждение.Говорит он отом, что, покасолдат чувствуетлокоть товарища, он силен. Заним батальон, полк, дивизия.А то и фронт.Да что там. ВсяРоссия! Вот впрошлом году, когда немецрвался к Москвеи пел: «Москвамоя», тогда иможно былокручиниться.А нынче немецуже не тот, «этойпесни прошлогоднейнынче немецне певец». А мыпро себя думаем, что ведь и прошлыйгод, когда совсемтошно было, находил ведьВасилий слова, что помогалитоварищам.Такой уж в нембыл талант.Такой талант, что лежа в мокроте, засмеялисьтоварищи, легчеим стало.

Нобольше всегомне нравитсяглава «Смертьи воин», в которойнаш герой раненыйлежит и замерзает.И чудится ему, что пришла кнему Смерть.И стало споритьтрудно ему сней, потому чтоистекал онкровью и хотелпокоя… И чегоуж, казалось, держаться заэту жизнь, гдевся радость, то мерзнуть, то рыть окопы, то бояться, чтоубьют тебя? Ноне такой Василий, чтобы легкосдаться «Косой».

Будуплакать, вытьот боли,

Гибнутьв поле без следа,

Нотебе по добройволе

Яне сдамся никогда,

шепчетон. И воин побеждаетСмерть.

Нынчепрошло времялубочных героевкниг и фильмов, о любителяхкоторых с издевкойписал Твардовский, что эти писателивсегда рады«заключить»,«что, мол, горене беда»

Чтос удачей постоянно

Теркинподвиг совершил:

Русскойложкой деревянной

Восемьфрицев уложил!

Писательпостоянноподчеркивает, что «страшныйбой идет, кровавый, смертный бой...»

Сегоднямы начинаемузнавать правдуо неисчислимыхпотерях, которыепонес наш народв войне, частосовершеннонапрасных.Сегодня мыначинаем узнаватьправду о причинах, целях и ходевойны, победойв которой, помнению А. Солженицына, нам не стоиттак уж гордиться.Но среди этойгорькой правдысвое местозаймет и простойрусский солдатВасилий Теркин.


--PAGE_BREAK--

Ещёодним оченьправдивымпроизведениемявляется «Молодаягвардия»А.Фадеева…

ВеликаяОтечественнаявойна началасьв 1941 году.В июненемцы без объявлениявойны вторглисьна территориюСоветскогоСоюза.

Послестольких покорившихсястран фашистыбыли полностьюуверены в скорейшейпобеде. Однакоони сильноошибались.

Войнапришла в Донбасс, Таганрог, Ростов-на-Донуосенью и, извсей Украины, лишь Ворошиловградскаяобласть оставаласьсвободной. Но, несмотря навойну и разрушения, молодость браласвоё. До того, как немцы непришли в Краснодон, молодёжь веласвою беспечнуюжизнь. Онивеселились, мечтали, планировалибудущую жизнь.

Но вотвойска ворвалисьв их жизнь. Всёчаще стал слышенрёв моторов, выстрелы ивзрывы. Ребятауже безошибочноотличали советскиеи фашистскиесамолёты, дежурилина шахтах, накрышах школи больниц, ивсё же любовьк Родине, чувстводолга и ответственностиза её судьбупризывалиюношей и девушекделать нечтобольшее длязащиты роднойземли.

Самыесмелые, отважные, сообразительныеи мужественныеребята и девушкиобъединилисьв антифашистскуюорганизацию– “Молодаягвардия”. Онидавали клятвуверности иобещали мститьза кровь и смертьсоветскихлюдей. В начале“Молодая гвардия”состояла человекиз тридцати.Командиромеё был лейтенанткрасной армииИван Туркенич, а из молодыхсамым главнымбыл Олег Кошевой– юноша с великолепнымиорганизаторскимиспособностями, серьёзный, сильный духом, ответственный.

“МолодаяГвардия” расклеивала листовки, развешивалапо всему городузаминированныекрасные флаги, поддерживаятем самым духрусских.

Представители“Молодой гвардии”крали и продавалинемецкие новогодниеподарки. Онисоорудилирадиопередатчик, тайно прослушивалито, что действительнопроисходилона фронте, рассказывалиоб услышанномлюдям.

УльянаГромова попоручению“Молодой гвардии”ведала работойпротив вербовкии угона молодёжи.Она писала ивыпускалалистовки, устраивалана работу тех, кому грозилугон, иногдаУля даже пряталапо хуторамсбежавших.

Она, каки многие молодогвардейцы, скрывала отродных своюпринадлежностьк “Молодойгвардии”, родителипотеряли своёсильное влияниена девушку, аотец как-тодаже стеснялсяУли и в её присутствиибольше молчал.

У Улибыли оченькрасивые большиечёрные глаза, окаймлённыедлинными ресницами, чёрные, волнистые, тяжёлые косысбегали доталии. Эта красиваястройная девушкаобладала сильнымхарактером, спокойствием.Она была честной, мужественной, никогда непряталась отопасности.

Но фашистамнеобходимобыло раскрытьи уничтожить“Молодую гвардию”, которая таксильно им мешала.Они ничего незнали о ней, ипоэтому запускалитак называемый“частый бредень”, то есть отлавливалидесятки людейиз города ирайона, пыталии допрашивалиих, пытаясьхоть что-нибудьузнать об этойорганизации, но немцы ипредположитьне могли, чтотакие сложныеоперации, такиегероическиепоступки совершаютюноши и девушки, едва достигшиедвадцати лет.

Но послетого, как молодогвардейцыукрали новогодниеподарки, немцыспециальноследили за тем, кто продастэти подаркии выследилимальчика, которогодействительноотправила нарынок “Молодаягвардия”. Мальчикне выдержалдолгих мученийи выдал трёхчленов организации, одним из которыхбыл Стахович.Этот молодойчеловек былстоек, самолюбив, умён, но привстрече с опасностьюстановилсятрусом. Он — тои выдавал членов“Молодой гвардии”.Все остальныедержалисьстойко, переносилижуткие мукимолча, скрипязубами, онидостойно отвечалина вопросынемцев, и никтоиз них не сдался, не выдал товарищей, не нарушилклятву.

В своинеполные двадцатьлет они перенесли, узнали, и сделалистолько, сколькомножество людейне сделало завсю жизнь.

Всехмолодогвардейцев, за исключениемОлега Кошевогои Любы Шевцовой, которых расстреляли, всех зарылизаживо в шурфешахты №5. Передсвоей могилой, перед лицомсмерти юношии девушки пелиИнтернационал.

Этихлюдей-героевпомнят, уважаюти любят до сихпор. Они подаютпример отвагии смелости, призываютлюбить и защищатьсвою Родинудо последнеговздоха.

На мойвзгляд, говоряо военныхпроизведениях, нельзя забытьи повесть В.Кондратьева «Сашка».

То, чтоКондратьевначал писатьо войне, былоне тольколитературнойзадачей, а смысломи оправданиемего нынешнейжизни, выполнениемдолга передпогибшими наРжевской землеоднополчан.

Повесть“Сашка” сразуобратила насебя вниманиеи критика, ичитателей ипоставилаавтора в первыйряд военныхписателей.

Сашкадобывает валенкидля ротного; раненный Сашкавозвращаетсяв роту проститьсяс ребятами иотдать автомат; Сашка ведетсанитаров краненному; Сашка беретв плен немцаи отказываетсяего расстреливать; встреча с Зиной; Сашка выручаетЛейтенантаВолодю. Этиэпизоды раскрываютличность Сашкис разных сторон, он как бы проходитиспытания навыносливость, на человечность, на верностьв дружбе, в любви, испытаниявластью наддругими людьми.

К.Симоновписал в предисловиик “Сашке”В.Кондратьева:“Это историячеловека, оказавшегосяв самое трудноевремя в самомтрудном местеи на самой труднойдолжности –солдат”.

Писательскийвзгляд движетсяне от событияк событию, аскорее, сосредоточенна том, что заполняетобычные днимежду событиями.

Времяповести – ранняявесна 1942 года, место – подРжевом, гдеидут ожесточенныебои. Герой повести, которого дажепо фамилии незовут, все Сашкада Сашка, такон молод, ужедва месяцанаходится на”передке”.

Сашказахватит “языка”, будет ранен, откажетсярасстреливатьпленного, утешиттяжело раненногосолдата и приведетк нему санитаров, спасет от трибуналагорячего лейтенантаВолодьку. Этанехитрая фабулаповести, однако, дала возможностьавтору показатьудивительныйхарактер советскогосолдата и создатьпроизведениеглубоко идейно-художественногосодержания.Автору удалосьсоздать обаятельныйобраз человека, воплотившеголучшие человеческиекачества. Ум, смекалка, нравственнаяопределенностьгероя проявляютсятак непосредственно, открыто, чтосразу вызываютк нему доверие, сочувствиеи пониманиечитателя. Сашкаумен, сообразителен, ловок. Об этомсвидетельствуетэпизод пленениянемца. Он постояннов действии, вдвижении, многоевидит вокругсебя, думает, размышляет.

Один изглавных эпизодовповести – отказСашки расстреливатьпленного немца.Когда у Сашкиспрашивают, как же он решилсяне выполнитьприказ – нестал расстреливатьпленного, развеон не понимал, чем это емугрозило, онотвечает просто:“Люди же мы, ане фашисты…”В этом он непоколебим.Простые егослова исполненыглубочайшегосмысла: ониговорят онеодолимостичеловечности.

Сашкавызывает уважениек себе своейдобротой, гуманностью.Война не искалечилаего душу, необезличилаего. Удивительноогромное чувствоответственностиза все, даже зато, за что онне мог отвечать.Стыдно ему былоперед немцемза никудышнуюоборону, заребят, которыхне похоронили: он старалсявести пленноготак, чтоб невидел тот нашихубитых и незахороненныхбойцов, а когданатыкалисьна них, стыднобыло Сашке, словно он вчем-то виновен. Сашка жалеетнемца, не представляет, как сможетнарушить данноеему слово. “Ценачеловеческойжизни не умалиласьв его сознании”.И не выполнитьприказ комбататоже невозможно.Сашка ведетпленного немцана расстрел, изо всех силтянет время, и автор растягиваетих путь, заставляячитателя переживать: чем же это кончится? Приближаетсякомбат, и Сашкане опускаетперед ним взгляд, чувствуя своюправоту. “Иотвернул глазакапитан”, отменилсвое приказание.Сашка же испытываетнеобыкновенноеоблегчение, видит, будтовпервые и “церквуразрушенную”, и “синеющийбор за полем, и нешибко голубоенебо” и думает:“коли живойостанется, тоиз всего, им напередке пережитого, будет для негослучай этотсамым памятным, самым незабывным…”

ХарактерСашки – открытиеКондратьева.Пытливый уми простодушие, жизнестойкостьи деятельнаядоброта, скромностьи чувствособственногодостоинства– все это соединилосьв цельном характерегероя. Кондратьевоткрыл характерчеловека изнародной гущи, сформированныйсвоим временеми воплотившийлучшие чертыэтого времени.«История Сашки- это историячеловека, показавшегосяв самое трудное время в самомтрудном местена самой труднойдолжности –солдатской».«…Не прочитайя «Сашку», мнечего-то не хваталобы не в литературе, а просто -напростов жизни. Вместес ним у меняпоявился ещеодин друг, полюбившийсямне человек»,- писал К.Симонов. И вот что удивительно.Обстановкаокопа, фронта, постояннойопасностирождается угероев Кондратьевачувство жизни, а значит, фронтовойдружбы, братства, человечности, доброты.

В СашкеКондратьевавоплотилисьсамые лучшиечерты народногомировосприятия: мужество, ум, бодрость духав самых критическихположениях, выносливость, трудолюбие, гуманизм иглубочайшаявера в победу.

Оченьхорошо передалатмосферу войнызнаменитыйбелорусскийписатель ВасильБыков.

В.Быковначал войнусемнадцатилетнимюношей. ПослеокончанияСаратовскогопехотногоучилища онвоевал командиромвзвода. Приходилосьи наступать, и отступать, и обороняться, окружать ивыходить изокружения. В1944г. Семья получилаизвещение, чтокомандир взводаВ. Быков погибсмертью храбрыхв бою. Но взводныйвыжил и воевалдальше в Румынии, Венгрии, Австрии, был награжден.19 июня 1945 года емуисполнился21 год.

Спустягоды В. Быковснова вернулсяна войну, чтобыувидеть её, какпрежде – в упор: вокруг себяи в своем герое.Чтобы услышатьтяжелое дыханиечеловека, бегущегорядом вверхпо склону высотыв атаку, склонитьсянад молодымлейтенантом, умирающим водиночествепосреди гологополя, увидетьзвезды в небесо дна окопа…. Он предпочелостаться навойне во имятех, кого ужедавно нет, нокто продолжаетжить в памятисолдата, в памятинарода.

Средипроизведенийо войне книгиБыкова занимаютособое место.Свою точкузрения на этотвопрос он высказалв статье «Живаяпамять поколений».В ней он писал:«Сороковыегоды дали нашейлитературеряд замечательныхобразов героев: мы привыклиза много летк мужественномунеунывающемурядовому В.Теркину, кнесгибаемомув своем священномстремлениистать в стройбойцов Мересьеву, к мужественнымразведчикамЭ. Казакевича.»Однако « правдао войне, о подвигенарода былавысказанадалеко не вся.»Эту неполнотуможно былокак-то понять, оправдать(писатели«шли по горячимследам событий», не имели нивремени, нивозможностейдля осмыслениявсех проявленийвойны), но согласиться, примиритьсяс нею – значилобы для Быковаизменить своемуопыту, памяти, совести. Всеизменилось, когда вернулисьс войны и получилиобразованияее рядовыеучастники.Среди них были Василий Быков, будущий писатель.

В произведенияхБыкова малобатальных сцен, эффектныхисторическихсобытий, нозато ему удалосьс потрясающейглубиной передатьощущения рядовогосолдата набольшой войне.Этот герой несодержал ничего, что отделялобы его от других, обозначалобы его превосходство.Он сознавалсебя частицейзащищающегосянарода. Войнапредставалатягчайшимбременем, общейбедой и несчастьем, страшным ударомпо всему нормальномуи человеческому, и этот ударнужно былоотразить. Носделать этоочень трудно, и потому в повестяхБыкова таквелика тяжестьвойны. И темдороже выдвинутыйэтой прозойгерой – человек, не убирающийплеча из-подобщей ноши, неотворачивающийлица от правды, человек, выстаивающийдо конца.

В повести«Журавлиныйкрик» шестеросолдат у железнодорожногопереезда должныдержать оборонув течение суток, обеспечиваяотход батальона.Они вступилив неравный бой, не ища для себяспасенья. Первымзаметил немецкихмотоциклистовФишер, он почувствовал:«пришло время, когда определяетсявесь смысл егожизни». Емухотелось, чтобыстаршина изменило нем мнение.Очевидно, в этуночь «не мудренаямерка солдатскихдостоинств, принадлежащихстаршине, вкакой-то мерестало жизненнымэталоном дляФишера». Еговыстрелы предупредилистаршину Карпенкои остальных, и он вправе былпозаботитьсяо себе. Но Фишерне знал, чтоубежать илизатаиться вего положении– вполне пристойнои честно. Емупредставилосьстрогое скуластоелицо старшины, он почти наявууслышал презрительныйокрик: « Эх ты, растяпа! » Итогда весь мирдля него ограничилсяукоризненнымвзглядом суровогостаршины и этойцепочкой мотоциклов.И он дождалсяпереднего, выстрелил, попал, и тотчасочередь изавтомата размозжилаему голову.

Мотивдействительнобезыскусен: интеллигент, близорукийкнижник, боитсяупреков внерасторопностии трусостибольше, чемсмертельнойопасности, онхочет соответствоватьмеркам старшины, то есть общеймерки долга, тягот, риска.Он хочет бытьвровень с другими, иначе ему –стыдно.

ПослеФишера, в самыйразгар боя напереезде гибнутКарпенко иСвист. О себеКарпенко неочень тревожился: он сделает все, что от негопотребуется.Это надежныйслужака, неизбалованныйжизнью. Егодействия в боюпредрешены.А смерть Свистанаступилавследствиенеравногоединоборствас немецкимтанком: он бросилодну за другойгранаты подгусеницы, ноотбежать неуспел.

Повестьзаканчивается, когда ВасилийГлечик, самыйюный из шестерых, еще жив, но, судяпо всему, обречен.Мысль о томчтобы оставитьпозицию, спастись, была для негонеприемлемой.Нельзя нарушитьприказ комбата, его нужно выполнитьлюбой ценой, и, конечно, присягаи долг передродиной.

Писательдал почувствовать, как горько, когда обрываетсятакая чистаяи молодая, верующаяв добро жизнь.До Глечикадонеслисьстранные печальныезвуки. Он увидел, как за исчезающейстаей летелотставший, видно, подбитыйжуравль; отчаянныйкрик птицыбезудержнойтоской захлестнулсердце юноши.Этот журавлиныйкрик – полнаяпечали и мужествапесня прощанияс павшими ипризывный клич, возвещающийо смертельнойопасности, иэтот мальчикпотрясеннооткрыл длясебя: ему скоропредстоитумереть и ничегоизменить нельзя.Он схватилединственнуюгранату и занялсвою последнююпозицию. Безприказа. Хорошозная, что этоконец. Не желаяумирать и, неумея выживатьлюбой ценой.Это была героическаяпозиция.

Героиповести «Журавлиныйкрик» при всемразнообразиисвоих характеровсхожи в главном.Все они сражаютсядо конца, своейкровью, своейжизнью обеспечиваяорганизованныйотход батальона.Через их трагическуюсудьбу оченьубедительнопоказываетсятрагедия первыхвоенных лети реалистическираскрываетсянеброское вовнешних своихпроявленияхмужество солдат, которые в конечномитоге обеспечилинашу победу.

Оченьтяжёлое длясердца, но иочень реалистичноепроизведениеЮ. Бондарева«Горячийснег»,не может оставитьравнодушнымникого…

ЮрийВасильевичБондарев родился15 марта 1924 годав городе Орске.В годы ВеликойОтечественнойвойны писательв качествеартиллеристапрошёл длинныйпуть от Сталинградадо Чехословакии.После войныс 1946 по 1951 год онучился в Литературноминституте имениМ. Горького.Начал печататьсяс 1949 года. А первыйсборник рассказов«На большойреке» вышелв 1953 году.

С середины60-х годов писательработает над

созданиемфильмов посвоим произведениям; в частности, он был однимиз создателейсценария киноэпопеи«Освобождение».

ЮрийБондарев такжеявляется лауреатомЛенинской иГосударственныхпремий СССРи РСФСР. Егопроизведенияпереведенына многие иностранныеязыки. Средикниг Юрия Бондаревао войне «Горячийснег» занимаетособое место, открывая новыеподходы к решениюнравственныхи психологическихзадач, поставленныхещё в его первыхповестях «Батальоныпросят огня»и «Последниезалпы». Эти трикниги о войнецелостный иразвивающийсямир, достигшийв «Горячемснеге» наибольшейполноты и образнойсилы. Первыеповести, самостоятельныево всех отношениях, были вместес тем как быподготовкойк роману, бытьможет ещё незадуманному, но живущемув глубине памятиписателя.

Событияромана «Горячийснег» разворачиваютсяпод Сталинградом, южнее блокированнойсоветскимивойсками 6-йармии генералаПаулюса, в холодномдекабре 1942 года, когда одна изнаших армийвыдерживалав приволжскойстепи удартанковых дивизийфельдмаршалаМанштейна, который стремилсяпробить коридорк армии Паулюсаи вывести ееиз окружения.От успеха илинеуспеха этойоперации взначительнойстепени зависелисход битвына Волге и можетдаже срокиокончания самойвойны. Времядействия романаограниченовсего несколькимиднями в течениекоторых героиЮрия Бондаревасамоотверженнообороняюткрошечныйпятачок землиот немецкихтанков.

В «Горячемснеге» времястиснуто дажеплотнее, чемв повести «Батальоныпросят огня».«Горячий снег»это недолгиймарш выгрузившейсяиз эшелоновармии генералаБессонова ибой, так многорешивший всудьбе страны; это стылыеморозные зори, два дня и двенескончаемыедекабрьскиеночи. Не знающийпередышек илирическихотступлений, будто у автораот постоянногонапряженияперехваченодыхание, роман«Горячий снег»отличаетсяпрямотой, непосредственнойсвязью сюжетас подлиннымисобытиямиВеликой Отечественнойвойны, с однимиз её решающихмоментов. Жизньи смерть героевромана, самиих судьбы освещаютсятревожнымсветом подлиннойистории, в результатечего всё обретаетособую весомость, значительность.

В романебатарея Дроздовскогопоглощает едвали не всё читательскоевнимание, действиесосредоточенопо преимуществувокруг небольшогочисла персонажей.Кузнецов, Уханов, Рубин и их товарищи частица великойармии, они народ, народ в тоймере в какойтипизированнаяличность героявыражает духовные, нравственныечерты народа.

В «Горячемснеге» образвставшего навойну народавозникает переднами в ещё небывалойдо того у ЮрияБондареваполноте выражения, в богатствеи разнообразиихарактеров, а вместе с теми в целостности.Этот образ неисчерпываетсяни фигурамимолодых лейтенантовкомандировартиллерийскихвзводов, николоритнымифигурами тех, кого традиционнопринято считатьлицами из народа, вроде немноготрусливогоЧибисова, спокойногои опытногонаводчикаЕвстигнееваили прямолинейногои грубого ездовогоРубина; ни старшимиофицерами, такими, каккомандир дивизииполковник Деевили командующийармией генералБессонов. Толькосовокупнопонятые и принятыеэмоциональнокак нечто единое, при всей разницечинов и званий, они составляютобраз сражающегосянарода. Силаи новизна романазаключаетсяв том, что единствоэто достигнутокак бы самособой, запечатленобез особыхусилий автора живой, движущейсяжизнью. Образнарода, какитог всей книги, быть можетболее всегопитает эпическое, романное началоповествования.

Для ЮрияБондаревахарактернаустремлённостьк трагедии, природа которойблизка событиямсамой войны.Казалось бы, ничто так неотвечает этойустремленностихудожника, кактягчайшее длястраны времяначала войны, лета 1941 года. Нокниги писателя о другом времени, когда уже почтинесомнененразгром фашистови победа русскойармии.

Гибельгероев наканунепобеды, преступнаянеизбежностьсмерти заключаетв себе высокуютрагедийностьи вызываетпротест противжестокостивойны и развязавшихеё сил. Умираютгерои «Горячегоснега» санинструкторбатареи ЗояЕлагина, застенчивыйездовой Сергуненков, член Военногосовета Веснин, гибнет Касымови многие другие…И во всех этихсмертях виноватавойна. Пустьв гибели Сергуненковаповинно и бездушиелейтенантаДроздовского, пусть и виназа смерть Зоиложится отчастина него, но какни велика винаДроздовского, они преждевсего жертвывойны.

В романевыражено пониманиесмерти какнарушениевысшей справедливостии гармонии.Вспомним, каксмотрит Кузнецовна убитогоКасымова: «сейчаспод головойКасымова лежалснарядный ящик, и юношеское, безусое лицоего, недавноживое, смуглое, ставшее мертвенно­белым, истончённымжуткой красотойсмерти, удивлённосмотреловлажно-вишнёвымиполуоткрытымиглазами на своюгрудь, на разорваннуюв клочья, иссечённуютелогрейку, точно и послесмерти не постиг, как же это убилоего и почемуон так и не смогвстать к прицелу.В этом невидящемприщуре Касымовабыло тихоелюбопытствок не прожитойсвоей жизнина этой землеи одновременноспокойная тайнасмерти, в которуюего опрокинулараскалённаяболь осколков, когда он пыталсяподняться кприцелу».

Ещё острееощущает Кузнецовнеобратимостьпотери ездовогоСергуненкова.Ведь здесьраскрыт саммеханизм егогибели. Кузнецовоказался бессильнымсвидетелемтого, как Дроздовскийпослал на вернуюсмерть Сергуненкова, и он, Кузнецов, уже знает, чтонавсегда проклянетсебя за то, чтовидел, присутствовал, а изменитьничего не сумел.

В «Горячемснеге», при всейнапряжённостисобытий, всёчеловеческоев людях, их характерыоткрываютсяне отдельноот войны, авзаимосвязанос нею, под еёогнём, когда, кажется, и головыне поднять.Обычно хроникасражений можетбыть пересказанаотдельно отиндивидуальностиего участников, бойв «Горячемснеге» нельзяпересказатьиначе, чем черезсудьбу и характерылюдей.

Существеннои весомо прошлоеперсонажейромана. У иныхоно почти безоблачно, у других таксложно и драматично, что былая драмане остаётсяпозади, отодвинутаявойной, а сопровождаетчеловека и всражении юго-западнееСталинграда.События прошлогоопределиливоенную судьбуУханова: одарённый, полный энергииофицер, которомубы и командоватьбатареей, ноон только сержант.Крутой, мятежныйхарактер Ухановаопределяети его движениевнутри романа.Прошлые бедыЧибисова, едване сломившиеего (он провёлнесколькомесяцев в немецкомплену), отозвалисьв нём страхоми многое определяютв его поведении.Так или иначев романе проскальзываетпрошлое и ЗоиЕлагиной, иКасымова, иСергуненкова, и нелюдимогоРубина, чьюотвагу и верностьсолдатскомудолгу мы сумеемоценить толькок концу романа.

Особенноважно в романепрошлое генералаБессонова.Мысль о сыне, попавшем внемецкий плен, затрудняетего позициюи в Ставке, ина фронте. Акогда фашистскаялистовка, сообщающаяо том, что сынБессонова попалв плен, попадаетв контрразведкуфронта в рукиподполковникаОсина, кажется, что возниклаугроза и службеБессонова.

Весьэтот ретроспективныйматериал входитв роман такестественно, что читательне ощущает егоотдельности.Прошлое нетребует длясебя отдельногопространства, отдельных глав оно слилосьс настоящим, открыло егоглубины и живуювзаимосвязанностьодного и другого.Прошлое неотяжеляетрассказ о настоящем, а сообщает емубольшую драматическуюостроту, психологизми историзм.

Точнотак же поступаетЮрий Бондареви с портретамиперсонажей: внешний облики характерыего героевпоказаны вразвитии итолько к концуромана или сосмертью герояавтор создаётполный егопортрет. Какнеожиданенв этом светепортрет всегдаподтянутогои собранногоДроздовскогона самой последнейстранице — срасслабленной, разбито-вялойпоходкой инепривычносогнутымиплечами.

Такоеизображениетребует отавтора особойзоркости

и непосредственностив восприятииперсонажей, ощущения

их реальными, живыми людьми, в которых всегдаостаётся

возможностьтайны или внезапногоозарения. Переднами

весьчеловек, понятный, близкий, а междутем нас не

оставляетощущение, чтоприкоснулисьмы только к

краешкуего духовногомира, и с егогибелью

чувствуешь, что ты не успелещё до концапонять его

внутренниймир. КомиссарВеснин, глядяна грузовик,

сброшенныйс моста на речнойлёд, говорит:«Какое всё­такивойна чудовищноеразрушение.Ничто не имеетцены». Чудовищностьвойны болеевсего выражается и роман открываетэто с жестокойпрямотой вубийстве человека.Но роман показываеттакже и высокуюцену отданнойза Родину жизни.

Наверное, самое загадочноеиз мира человеческихотношений вромане этовозникающаямежду Кузнецовыми Зоей любовь.Война, её жестокостьи кровь, её сроки, опрокидывающиепривычныепредставленияо времени, именноона способствоваластоль стремительномуразвитию этойлюбви. Ведь эточувство складывалосьв те короткиесроки маршаи сражения, когда нет временидля размышленийи анализа своихчувств. И начинаетсявсё это с тихой, непонятнойревности Кузнецовак отношенияммежду Зоей иДроздовским.А вскоре такмало временипроходит Кузнецовуже горькооплакиваетпогибшую Зою, и именно изэтих строчеквзято названиеромана, когдаКузнецов вытиралмокрое от слёзлицо, «снег нарукаве ватникабыл горячимот его слёз».

Обманувшисьпоначалу влейтенантеДроздовском,

лучшемтогда курсанте, Зоя на протяжениивсего романа,

открываетсянам как личностьнравственная, цельная,

готоваяна самопожертвование, способнаяобъять своим

сердцемболь и страданиямногих… ЛичностьЗои познаётся

внапряжённом, словно наэлектризованномпространстве,

котороепочти неизбежновозникает вокопе с появлением

женщины.Она как бы проходитчерез множествоиспытаний,

отназойливогоинтереса догрубого отвержения.Но её

доброты, её терпенияи участливостидостаёт навсех, она

воистинусестра солдатам.

ОбразЗои как-то незаметнонаполнил атмосферукниги, её главныесобытия, еёсуровую, жестокуюреальностьженским началом, лаской и нежностью.

Один изважнейшихконфликтовв романе — конфликтмежду Кузнецовыми Дроздовским.Этому конфликтуотдано немаломеста, он обнажаетсяочень резко, и легко прослеживаетсяот начала доконца. Поначалунапряжённость, уходящая ещёв предысториюромана; несогласуемостьхарактеров, манер, темпераментов, даже стиляречи: мягкому, раздумчивомуКузнецову, кажется, трудновыносить отрывистую, командную, непререкаемуюречь Дроздовского.Долгие часысражения, бессмысленнаягибель Сергуненкова, смертельноеранение Зои, в котором отчастиповинен Дроздовский,--всё это образуетпропасть междудвумя молодымиофицерами, нравственнуюнесовместимостьих существований.

В финалепропасть этаобозначаетсяещё резче: четвероуцелевшихартиллеристовосвящают всолдатскомкотелке толькочто полученныеордена, и глоток, который каждыйиз них сделает, это преждевсего глотокпоминальный-- в нём горечьи горе утрат.Орден получили Дроздовский, ведь для Бессонова, который наградилего он уцелевший, раненный командирвыстоявшейбатареи, генералне знает о тяжкихвинах Дроздовскогои скорее всегоникогда неузнает. В этомтоже реальностьвойны. Но недаромписатель оставляетДроздовскогов стороне отсобравшихсяу солдатскогочестного котелка.

Крайневажно, что всесвязи Кузнецовас людьми, и преждевсего с подчинённымиему людьми, истинны, содержательныи обладаютзамечательнойспособностьюразвития. Онина редкостьне служебны в отличие отподчёркнутослужебныхотношений, которые такстрого и упрямоставит междусобой и людьмиДроздовский.Во время бояКузнецов сражаетсярядом с солдатами, здесь он проявляетсвоё хладнокровие, отвагу, живойум. Но он ещё идуховно взрослеетв этом бою, становитсясправедливее, ближе, добреек тем людям, скоторыми свелаего война.

ОтдельногоповествованиязаслуживаютотношенияКузнецова истаршего сержантаУханова командираорудия. Как иКузнецов, онуже обстрелянв трудных боях1941 года, а по военнойсмекалке ирешительномухарактеру могбы, вероятно, быть превосходнымкомандиром.Но жизнь распорядиласьиначе, и поначалумы застаёмУханова и Кузнецовав конфликте: это столкновениенатуры размашистой, резкой и самовластнойс другой сдержанной, изначальноскромной. Спервого взглядаможет показаться, что Кузнецовупредстоитбороться и сбездушиемДроздовского, и с анархическойнатурой Уханова.Но на делеоказывается, что не уступивдруг другу нив одной принципиальнойпозиции, оставаясьсамими собой, Кузнецов иУханов становятсяблизкими людьми.Не просто людьмивместе воюющими, а познавшимидруг друга итеперь уженавсегда близкими.А отсутствиеавторскихкомментариев, сохранениегрубого контекстажизни делаетреальным, весомымих братство.

Наибольшейвысоты этическая, философскаямысль романа, а также егоэмоциональнаянапряжённостьдостигает вфинале, когдапроисходитнеожиданноесближениеБессонова иКузнецова. Этосближение безнепосредственнойблизости: Бессоновнаградил своегоофицера наравнес другими идвинулся дальше.Для него Кузнецоввсего лишь одиниз тех, кто насмертьстоял на рубежереки Мышкова.Их близостьоказываетсяболее возвышенной: это близостьмысли, духа, взгляда нажизнь. Например, потрясённыйгибелью Веснина, Бессонов винитсебя в том, чтоиз-за своейнеобщительностии подозрительностион помешалсложиться междуними дружескимотношениям(«такими, какхотел Веснин, и какими онидолжны быть»).Или Кузнецов, который ничемне мог помочьгибнущему наего глазахрасчёту Чубарикова, терзающийсяпронзительноймыслью о том, что всё это,«казалось, должно былопроизойтипотому, что онне успел сблизитьсяс ними, понятькаждого, полюбить...».

Разделённыенесоразмерностьюобязанностей, лейтенантКузнецов икомандующийармией генералБессонов движутсяк одной цели не только военной, но и духовной.Ничего не подозреваяо мыслях другдруга, они думаютоб одном и водном направленииищут истину.Оба они требовательноспрашиваютсебя о целижизни и о соответствиией своих поступкови устремлений.Их разделяетвозраст и роднит, как отца с сыном, а то и как братас братом, любовьк Родине ипринадлежностьк народу и кчеловечествув высшем смыслеэтих слов…


Шестьдесятилетийминуло со дняокончанияВеликой Отечественнойвойны. Но сколькобы ни прошлолет, не потускнеет, не сотретсяв памяти благодарногочеловечествасовершенныйнашим народомподвиг.

Нелегкойбыла схваткас фашизмом. Нодаже в самыетяжелые днивойны, в самыекритическиееё минуты непокидало советскогочеловека уверенностьв победе.

И сегодняшнийдень, и нашебудущее вомногом обусловленымаем 1945 года. СалютВеликой Победывселил в миллионылюдей веру ввозможностьмира на земле.

Не переживтого же, чтопереживалибойцы, переживалсражающийсянарод, — нельзябыло правдивои горячо рассказатьоб этом …

ТемаВеликой Отечественнойвоины не уходилас годами изрусской советскойлитературы.Новое осмыслениевоенной темыприходитсяна период «оттепели».Связано этос литературнымпоколением, чья юностьпришлась навоенные годы.И с каждой сотнеймальчиков, родившихсяв 23-24 –х годах вживых осталосьтолько трое.Но те, комупосчастливилосьвернуться свойны, имеликолоссальныйдушевный опыт, они словно жилиза целое поколение, говорили отимени поколения.Через 20 лет послевойны ЮрийБондарев писал:«За долгиечетыре годавойны, каждыйчас чувствуявозле своегоплеча железноедыхание смертимолча проходямимо свежихбугорков снадписямихимическимкарандашомна дощечках, мы не утратилив себе прежниймир юности, номы повзрослелина 20 лет и, мнилосьпрожили их такподробно, такнасыщенно, чтоэтих лет хватилобы на жизньдвум поколениям».Этот душевныйопыт, творческаяэнергия фронтовогопоколения оченьсущественноповлиял напослевоеннуюотечественнуюкультуру. Писатели-фронтовикиснова и сновавозвращалиськ теме войны, главному событиюсвоей жизнии жизни страны, по-новому, свысоты прожитыхлет и своегожизненногоопыта освещалисобытия военныхлет.

Проблемавойны актуальнаи сегодня. Нельзяс уверенностьюсказать, чтовойна 1941-1945 годовбыла последней.Такое можетповторитьсягде угодно, когда угоднои с кем угодно.Я надеюсь, чтовсе те великиепроизведения, написанныео войне, предостерегутлюдей от такихошибок, и большене повторитьсятакой масштабнойи беспощаднойвойны.


Рецензия


Объём 30 листов.

Экзаменационнаяработа «Великаяотечественнаявойна в литературеписателей ХХвека» выполненаграмотно исоответствуетвсем требованиям: имеется планработы, выделенакаждая часть, указана литератураи автор, достаточнообширно отраженатема реферата.

Особо хочетсяотметить. Чторабота написанав год шестидесятилетия Победы и выпускникс должным вниманиемотнёсся какк выбору эпиграфа, так и к теме, раскрывающейлюбовь к Родинеи патриотизмнарода. Важното, что подобраныпроизведения, написанныеучастникамивойны.

Выбранныепроизведенияучат извлекатьнравственныеи патриотическиеуроки из прочитанного.Работа отличаетсяискренностью, взволнованностьюи лиричностьюповествования.Свое работойвыпускникутверждает, что «счастьевсего человечестване может бытьпостроено накрови, насилии».

Автора рефератаотличает литературнаяэрудиция. Считаю, что даннаяработа выдержанав регламенте, охватываетвсе стороныуказанной темы, выполненаграмотно иможет бытьпредставленав качествеэкзаменационнойработы.


Учитель:

Оценка засодержаниереферата:

Председательаттестационнойкомиссии:
Членыаттестационнойкомиссии:


Списоклитературы

1.БыковВ., Журавлиныйкрик, Собраниесочинений, т.1, М., Молодая гвардия,1985

2. В. Кондратьев.«Сашка». М.: 1990

3. ЖуравлевС.И. «Памятьпылающих лет» 1985 г.

4. КоганА. «Уроки памяти» 1988 г.

5. УстиновД. Ф. ИсторияВторой МировойВойны 1939–45. М.: 1979

6. В.А. Чалмаев.Литература11 класс М. 1997

7. А. Фадеев.«Молодая гвардия»1991

8. А. Твардовский.«Василий Тёркин».М:. 1983 Молодаягвардия

9. Ю. Бондарев.«Горячий снег».1979 М.

10. ТрухлинаМ. «Я познаюмир литературы»М. 1999


еще рефераты
Еще работы по иностранным языкам