Реферат: Л. Смолян, Г. М. Зараковский, В. М. Розин, А. Е. Войскунский


Л. Смолян, Г.М.Зараковский, В.М.Розин, А.Е.Войскунский.

Информационно-психологическая безопасность (определение и анализ предметной области). - М.: Институт системного анализа РАН,

1997.

В настоящей работе развивается методология анализа предметной области информационно-психологической безопасности (ИПБ), предложенная авторами ранее в препринте ИСА РАН 1996 г. Уточнены представления об опасных информационно-психологических воздействиях, получивших ранее характеристику как факторов риска.

Эти воздействия соотносятся с механизмами и последствиями снижения индивидуального или популяционного психологического потенциала. Тем самым задаются концептуальные границы предметной области ИПБ. Дальнейшее развитие в работе получили

представления о каналах информационных воздействий, об их содержании. Выделены наиболее опасные для ИПБ личности и масс людей воздействия, осуществляемые через СМИ и Интернет, и дается психологический анализ последствий этих воздействий. Система образования и воспитания и современная визуальная культура рассматриваются как области, в которых формируются информационно-психологические факторы риска. Обсуждаются также задачи и механизмы психологической защиты от манипулятивных информационных воздействий применительно к поведению больших масс людей.

Утверждено к печати Редакционно-издательским советом Института.


Работа выполнена при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (проект 96-06-80040).


Авторы, 1997


ИСА РАН, 1997.


Подписано к печати 21 12.97. Формат 60х84 1/16 Усл.п.л 3,25. Тир. 200 экз.


Цена договорная


Изготовлено Научно-издательским центром *Инженер*


119034, Москва, Курсовой пер.,19


СОДЕРЖАНИЕ


Введение

1. Информационно-психологическая безопасность: основные понятия

2. Система образования и воспитания в контексте информационно-психологической безопасности

2.1. Постановка проблемы

2.2. Каналы и содержание информационных воздействий

3. Интернет как информационно-психологический фактор риска

3.1. Интернет как средство массовой информации

3.2. Синдром (нарко) зависимости от Интернета

4. Воздействие аудиовизуальной информации и культуры на человека

4.1. Особенности современной аудиовизуальной информации

4.2.Виртуальный характер современной аудиовизуальной реальности

4.3. Социально-психологические последствия проживания событий в аудиовизуальных реальностях

5. Защита массового сознания от манипулятивных информационно-психологических воздействий

Заключение

ВВЕДЕНИЕ

Анализ предметной области информационно-психологической безопасности (ИПБ) был начат коллективом авторов в 1996 г. Исходная

методологическая предпосылка анализа сводилась к представлению о негативных информационных воздействиях, способных

изменять психические свойства и индивидуальные психические процессы и состояния людей. Как отмечалось в введении к

препринту (см. Смолян Г.Л., Зараковский Г.М., Розин В.М. "Информационно-психологическая безопасность (определение и анализ

предметной области)", ИСА РАН, 1996), негативные воздействия, осознаваемые или неосознаваемые "приводят к серьезным

нарушениям психического и физического здоровья, нарушениям естественных и культурно-заданных норм поведения, к росту

рискованных социальных и личностных ситуаций, к искажениям представлений человека о мире и о самом себе". Поэтому

исследования проблематики ИПБ так или иначе фокусировались вокруг понятия информационно-психологического воздействия

(ИПВ), а информационно-психологическая безопасность трактовалась как защищенность от этих воздействий.


Далее, логика анализа подразумевала обращение к базовым понятиям, перекочевавшим в область ИПБ, из проблематики

информационной безопасности, т.е. шел поиск понятий, эквивалентных понятиям угроза, объект, последствия воздействий, методы и

средства противодействия (защиты), но обладающих психологическим содержанием. На этом пути было найдено ядро области ИПБ -

интегративное представление об информационно-психологических факторах риска (ИПФР).


Однако в препринте 1996 г. представление об ИПФР не было спроецировано на какую-либо целостную психологическую реальность.

Оно было в большей степени завязано на информационные аспекты и на отдельные психологические реакции человека или массы

людей. В настоящем исследовании ИПФР интерпретируются как факторы, влияющие на индивидуальный и популяционный

психологический потенциалы. Это новая постановка в проблематике ИПБ, представляющаяся нам плодотворной.


Такая интерпретация повлекла за собой необходимость уточнения контекста использования понятия об

информационно-психологических воздействиях. Этот шаг был сделан при дальнейшем анализе содержания понятия ИПФР, когда в

качестве угроз ИПБ или источников информационно-психологической опасности стали рассматриваться не только негативные ИПВ,

но и потенциально опасные характеристики системы "человек - информационная среда" в целом.


Авторы, как и ранее, стремились избегать политических оценок ИПФР, однако идеологически окрашенные установки неизбежно

имеют место в оценках потенциально (и реально) опасных функций культурно-образовательной среды, СМИ или Интернета для ИПБ

отдельных граждан - носителей политического сознания, личностей, масс людей и населения в целом. В этой связи заметим, что

четыре плана анализа проблематики ИПБ, сформулированные в препринте 1996 г. и отвечающие этим четырем категориям, остаются

без изменений.


В данной работе впервые в литературе по ИПБ получили отражение психологические эффекты воздействия современной

аудиовизуальной культуры, виртуальных реальностей и Интернета. Более глубоко, чем ранее, рассматриваются механизмы

психологической защиты от социально-психологических последствий манипулятивных воздействий, осуществляемых через СМИ.


Участие авторов в данной работе распределено следующим образом:


Смолян Г.Л. - общая концепция, введение, разд. 1;


Зараковский Г.М. - разд.1 и 5, заключение;


Розин В.М. - разд.2 и 4;


Войскунский А.Е. - разд. 3. Литература приведена в конце каждого раздела.


^ 1.ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ: ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ


Предметная область информационно-психологической безопасности (ИПБ) была выделена из сферы информационной безопасности

(ИБ) в последние два года. Это выделение обусловлено особой важностью и специфичностью сохранности фундаментальных свойств

личности человека, социального характера и интеллекта различных множеств людей (социумов): этносов, определенных слоев

населения, профессиональных и других групп, общества в целом при информационных воздействиях различных видов.


Под ИПБ будем понимать такую ситуацию в системе "человек - информационная среда" (ЧИС), которая не вызывает снижения

индивидуального или популяционного психологического потенциала за допустимые пределы, (Под человеком в данном случае

понимается как индивид, так и любое множество индивидов - социум). Термин "ситуация" обозначает качественно своеобразное

состояние элементов системы, их связей между собой и динамических параметров информационного обмена. Согласно [1,2]:

"индивидуальный психологический потенциал - интегральная характеристика совокупности всех психологических свойств индивида,

лежащих в основе его возможностей осуществлять продуктивную жизнедеятельность" (ИПП); "популяционный психологический

потенциал - системное свойство социума, возникающее на базе психологических свойств и определенной организации составляющих

его людей, лежащее в основе возможностей социума осуществлять продуктивную жизнедеятельность" (ППП).


Основными характеристиками ИПП являются: базовая направленность личности, характерологические особенности и интеллект

человека, его психофизиологическое состояние Основными характеристиками ППП являются: базовые психологические установки

социума, социальный характер, социальный интеллект, психофизиологическое состояние социума и определенное распределение

людей разного психологического типа в слоях населения и организационных структурах общества.


Под продуктивной жизнедеятельностью в самом общем виде понимается устойчивая жизнедеятельность, направленная на

удовлетворение естественных биологических и духовных потребностей людей, их прогрессивное развитие и обеспечение все большей

независимости человеческого общества от неблагоприятных условий среды.


Таким образом, ИПБ как некоторую ситуацию в системе (ЧИС) следует рассматривать с позиций наличия в ней или во внешней по

отношению к ней факторов, которые могут негативно влиять на любую из названных характеристик ИПП или ППП. Разумеется, надо

знать критерии негативного влияния. По отношению к негативным потенциалам в целом, как интегральным свойствам индивида или

социума, такие критерии еще не выработаны. Но о допустимых пределах изменений ИПП на уровне целостной личности (в основном,

характера человека), то критериями ИПБ можно считать недопустимость появления в результате информационных воздействий

выраженных акцентуаций личности [3]. Возможно появление новых, не отмеченных К. Леонгардом, видов акцентуаций личности,

которые можно назвать: "виртуализм" (направленность личности на уход от реальных жизненных впечатлений и проблем в

виртуальный мир, создаваемый информационными средствами) и "авитализм" (потеря глубинных жизнесберегающих установок

личности, т.е. слом психологических барьеров личности, препятствующих немотивированному нанесению вреда другим живым

существам) или самому себе. Последнее может произойти вследствие доминантного восприятия и усвоения на подсознательном

уровне "развлекательных" убийств, разного рода жестокостей, которыми основательно заполнен телевизионный экран и которые

положены в основу многих компьютерных игр.


Сложнее решить вопрос о критериях допустимости изменений ППП. Достаточно очевидно, что одним из критериев должна быть

некоторая пороговая доля индивидов в социуме со сниженными ИПП. Но какой процент лиц, например, с психопатической или

параноидальной акцентуацией, следует считать опасным для жизнедеятельности общества, неясно. При этом надо еще иметь в виду

характер распределения индивидов с разной психологической типологией в различных слоях общества: во властной и

культуроформирующей элитах, в среднем классе, в контингенте военнослужащих и т.д. Что касается трудовых коллективов, то в

качестве критерия ИПБ может быть использован показатель рискованных социально-психологических ситуаций (РСПС). Для

социумов большого объема, например, населения страны, может быть использован критерий социального взрыва, предложенный В.

Печаком [4].


Из сформулированного подхода вытекает целесообразность операционализации предметной области ИПБ на основе парадигмы

факторов риска, успешно применяемой при оценках здоровья населения и прогнозировании природных и психологических катастроф.

Факторы риска - это такие объекты, явления или процессы, которые при определенных условиях могут стать опасными для чего-либо

в каком-то отношении. Их знание и отслеживание позволяет своевременно принять меры безопасности. Под

информационно-психологическими факторами риска (ИПФР) мы понимаем такие характеристики системы "человек -

информационная среда", которые потенциально опасны для нормальной жизнедеятельности общества по причинам, обусловленным

психологическими эффектами воздействия информации.


Основными факторами информационной среды, которые могут стать факторами риска и, следовательно, источниками

информационно-психологической опасности, являются:


объем, полнота, количество циркулирующей информации, точность, доступность, своевременность поступления к реципиентам;

адекватность эргономических характеристик информации и их потоков перцептивным параметрам органов чувств, свойствам

внимания, памяти, мышления, диспозициям личности, поведенческим стереотипам, социально-психологическим установкам

общества (соответствие кодов сообщений паттернам восприятия, наличие или отсутствие дефицита времени и перегрузки

оперативной памяти человека, организация информационных потоков в соответствии с алгоритмами деятельности и т.д.);

наличие в информационных потоках специфических элементов, целенаправленно изменяющих психофизиологическое

состояние больших масс людей или лиц, принимающих важные для социума решения (слова, образы, сообщения,

воздействующие на подсознательном уровне, интонационные составляющие речи и др.);

наличие в информационной среде (или "примешивание" к информационным потокам) модифицированных физических

носителей информации, воздействующих непосредственно на физиологические системы (световые и звуковые воздействия,

специальные воздействия электромагнитных и звуковых колебаний, в том числе в частотно-амплитудных диапазонах, не

воспринимаемых человеком осознанно [5]).


К основным факторам риска, присущим самому человеку, как элементу системы "человек - информационная среда", следует отнести:


незрелость личности, выражающаяся в неспособности к самостоятельному осознанному выбору информации, релевантной

своим интересам, убеждениям и планам;

установки личности на конформизм, подражательство, на готовность к восприятию манипулятивных информационных

воздействий;

измененное в негативную сторону функциональное состояние головного мозга и психики (например, хронические изменения

функций головного мозга, вызванные интоксикацией или радиационными воздействиями);

состояния социума, способствующие повышенной внушаемости, массовому "заражению" идеями, призывами, исходящими от

харизматической личности, и вызываемые на психофизиологическом уровне хроническим или острым психоэмоциональным

стрессом, фрустрацией, тревожностью.


Можно выделить следующие основные виды потенциально опасных для личности и общества психологических эффектов

информационных воздействий:


ошибки восприятия или понимания информации, нарушающие выполнение населением социальных, производственных или

бытовых функций, и, как следствие, приводящие нарушениям деятельности и формированию установки на недоверие к

источникам информации;

изменение психического и физиологического состояния больших масс людей - возрастание напряженности, тревожности,

чрезмерная экзальтация или, наоборот, депрессия, увеличение частоты и интенсивности рискованных

социально-психологических ситуаций;

снижение способности у людей к личностному самоопределению, самореализации, к самостоятельному принятию жизненно

важных решений;

увеличение психиатрической или психогенной соматической заболеваемости, рост числа пограничных нервно-психических

расстройств;

стойкие изменения личности типа акцентуаций характера, деформации структуры интеллекта и мотивационной

направленности;

снижение популяционного психологического потенциала населения за счет изменения в негативную сторону статистического

распределения в обществе лиц разного психологического типа (по критериям продуктивности характера, акцентуаций личности,

лидерских качеств, уровня интеллекта, пассионарности и др.).


Общая характеристика наиболее значимых ИПРФ приведены в [6,7]1.


В целом, основными источниками ИПФР в современном российском обществе являются:


1. Отставание психического и культурного развития значительной части населения от темпов демократизации общества и его

информатизации. Это выражается, во-первых, в жестко установочном отношении значительной части населения к массовой

информации: недоверие к сообщениям, которые не соответствуют личным или социальным ожиданиям и, наоборот, чрезмерное

доверие к сообщениям противоположного характера; во-вторых, в распространенности установки на "выгодную" неискренность в

деловых коммуникативных отношениях; в третьих, в недостаточной открытости и умышленной недоговоренности в сообщениях

политического характера; в-четвертых, доминирование в значительной части СМИ сообщений сенсационного характера, искажающих

в негативную сторону положение в стране, смысл и результативность правительственных решений, создающих необъективные образы

лиц, среди которых населению придется делать выбор во время выборной компании;


2. Недостаточная грамотность в области психологии массовых коммуникаций ряда специалистов, занимающихся информационной

деятельностью.


3. Умышленное использование отдельными лицами или группами, продуцирующими информацию, психологических

закономерностей восприятия информации в интересах формирования мнений, настроений и предпочтений населения,

противоречащих генеральным интересам общества, или же в целях манипулятивного воздействия на лиц, принимающих решения

государственного уровня, или на все население.


4. Расслоение человеческого общества в целом по признакам, которые в предыдущие эпохи исторического развития не были

значимыми в массовом масштабе, речь идет о расслоении, но таким критериям, как способность к быстрой психологической

адаптации (или переадаптации), к быстро изменяющимся социально-экономическим ситуациям, уровень активности, установка на

конфронтацию или консенсус, на чудо, на фюрера или на собственную разумную и солидарную деятельность. От того, какая типология

людей преобладает или будет преобладать в ближайшие годы, во многом будут зависеть судьбы не только отдельного государства, но

и, возможно, мира.


Литература к разделу 1


1. Медведев В.И., Зараковский Г.М. Психофизиологический потенциал как фактор устойчивости популяции в условиях глобальных

изменений природной среды и климата, //физиология человека, 1994, N 6, с.5-15.


2. Зараковский Г.М., Степанова Г.Б. Популяционный психологический потенциал: развитие концепции. //Человек, 1997, N 6 (в

печати).


3. Леонгард К. Акцентуированные личности. Вища школа, Киев, 1981, 279 с.


4. Печак В. Как произошел распад коммунизма. Психосоциальный анализ событий в социалистических странах. // Иностранная

психология, 1993, т.1, ? 1, с.53-60.


5. Винокуров И., Гуртовой Г. Психотронная война. "Мистерия", 1993, 365 с.


6. Смолян Г.Л., Зараковский Г.М., Розин В.М. Информационно-психологическая безопасность (определение и анализ предметной

области). Препринт ИСА РАН. М., 1996, 52 с.


7. Зараковский Г.М., Смолян Г.Л. Типология информационно-психологических факторов риска. // Экологическая психология. Тезисы 1

Российской конференции. М., 1996.


^ 2. СИСТЕМА ОБРАЗОВАНИЯ И ВОСПИТАНИЯ В КОНТЕКСТЕ ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ

БЕЗОПАСНОСТИ


2.1. Постановка проблемы


Это только на первый взгляд кажется, что данная область имеет малое отношение к проблемам информационно-психологической

безопасности. Подобное представление может проистекать в силу узкого понимания образования как просто области

специализированного научения, передачи знаний, навыков, умений), так и узкого понимания информационных воздействий. На

самом же деле современное понимание образования и воспитания является предельно широким; оно включает в себя не только

обучение предметам и знаниям, но и формирование личности, создание условий для созревания адекватных времени мировоззрения и

мироощущения человека, этических навыков и т.п. Поэтому информационное влияние на подрастающее поколение может быть самым

разнообразным и осуществляться в разных формах.


Сегодня сфера образования с точки зрения информирования подрастающего поколения представляет собой неоднородное целое. В

доперестроечное время мы имели единую систему образования, единую школу. И процессы информации (как в образовательной

сфере, так и вне школы) контролировались, согласовывались, образуя жестко организованную единую систему, во многом работавшую

на идеологические цели.


Сегодня ситуация во многом иная: налицо плюрализм культур и неоднородность культуры. Как следствие - множество субъектов и

разнородных требований к образованию. В настоящее время мы не имеем дело с единой педагогической практикой, напротив, как

ответ на поликультурную цивилизационную ситуацию и свободу образовательного выбора формируются разные, существенно

различающиеся виды педагогических практик (традиционное образование, развивающее, новое гуманитарное образование,

религиозное, эзотерическое и др.). Естественно, что в этих практиках образование понимается по-разному, по-разному осуществляется

и его информационное обеспечение. Информационные потоки теперь не согласовываются и не контролируются со стороны

государства и системы образования.


Сама по себе эта ситуация не представляла бы опасности, если бы семья, школа и общество восполняли недостаток этических и

идеологических норм, ориентируя ребенка и юношу на здоровый образ жизни и адекватные времени ценности. Но реально эту

восполняющую роль указанные социальные институты выполняют плохо. Как известно, ситуация усугубляется деструктивными

информационными воздействиями, настигающими человека буквально везде.


2.2. Каналы и содержание информационных воздействий


Если раньше (40-50 годы) на подрастающее поколение влияли главным образом книги и радио, отчасти кино, а также сами педагоги,

то в настоящее время к этому добавились такие мощные средства информационного влияния как кино, телевидение, аудиовизуальные

средства и, в частности, разнообразная проигрывающая техника (магнитофоны, плееры, видеомагнитофоны и т.п.). Важны и другие

отличия - широкая доступность этих средств, множественность программ, свобода их выбора, отсутствия контроля за их

использованием. На очереди Интернет и в некоторой перспективе - техника виртуальных реальностей, обещающая поистине

фантастические перспективы визуальных воздействий.


Следует отметить и такой момент как предельное разнообразие программ и сюжетов, многие из которых не выдерживают критики в

этическом отношении. Сегодня и школьнику и юноше доступны книги и фильмы, в которых изображается или даже пропагандируется

насилие, садизм, секс.


На экране телевидения мы и наши дети в настоящее время можем получить вполне доброжелательную информацию относительно

магии, колдовства, мистики или каких-нибудь необычных религий и эзотерических учений. Потоки пошлости, дезинформации и

дурного вкуса демонстрирует не только реклама, но и многие развлекательные программы.


К сожалению, и сама сфера образования не отстает здесь от СМИ. Чтобы убедиться в этом и понять, какие здесь возникают проблемы,

рассмотрим один характерный пример - пропаганду и программы полового воспитания.


Проект "Половое воспитание российских школьников" реализуется Министерством общего и профессионального образования РФ,

Министерством здравоохранения РФ, Московским государственным педагогическим университетом, Институтом социологии РАН и

голландской неправительственной организацией - Институтом содействия здоровью и профилактике заболеваний


Выступая на подкомитете по образованию Думы (21.03.1997), научный руководитель этого проекта Б. Ю. Шапиро специально

подчеркнул информационное назначение всего проекта. В частности он сказал: "Но я бы хотел зафиксироваться не на содержании

предоставляемых материалов, а на том, что краеугольным камнем этой программы будет предоставление детям и родителям

информации. А вот что дети и родители будут с этой информацией делать это их личное дело". В ответ на это разъяснение Б.С.

Драпкин - детский психиатр, возразил, сказав, что "не следует путать половое воспитание с тем, что предлагается в программах

Министерства образования РФ. То, что имеет сейчас место, - это сексуальное совращение". "Я, - продолжал Б.Драпкин, - слушал Б.Ю.

Шапиро не в первый раз. Раньше он заявлял: "Мы внушим, мы заставим". А сегодня: наше дело дать информацию, а дальше как хотят".


Сразу же нужно заметить, что информация за редким исключением не может быть нейтральной, тем более касающаяся полового

воспитания.


Показательны результаты эксперимента, проведенного в г. Александрове, где проходил российско-американский семинар "Подростки

обучают подростков". Вот часть беседы одной из александровских школьниц с автором статьи, посвященной семинару, Аллой

Добросоцких ("Тверская, 13", 13-19 марта 1997 г.)


"Наша классная руководительница тоже сначала очень конфузилась, когда услышала, как свободно нас научили говорить о сексе. Но

игра нас раскрепостила. В совместной игре мы друг друга узнали, привыкли и уже особенно не стеснялись. Ролевые игры проводили".


В заключение Алла Добросоцкая пишет, что "александровские педагоги, лишенные правдивой информации в том числе о том, чем

закончились такого рода мероприятия на Западе, а главное - статистических данных, невольно становятся послушными марионетками"


Надо заметить, что реакция общественности и специалистов на этот проект была достаточно эффективной. Мнение было

единодушным: этот проект и программы не учитывают особенностей и культуры России, могут вызвать тяжелые последствия,

противоречат ряду положений Конвенции о правах ребенка (например, статье 17 - "Государства-участники поощряют разработку

надлежащих принципов защиты ребенка от информации и материалов, наносящих вред его благополучию"), навязывают школьникам

установки, провоцирующие сексуальную распущенность.


Образовательная информация никогда не бывает нейтральной. По сути, школьник еще не в состоянии разобраться, что хорошо, а что

плохо Чаще всего его интересует все необычное или развлекательное. На это рассчитаны многочисленные кинофильмы и

развлекательные передачи, заполненные драками, насилием, эротикой, сексом, ужасами, болезненной фантастикой и мистикой.


Совершенно очевидно, что огромное влияние на восприятие информации имеет заложенная автором данной информации концепция.

В рассматриваемом примере концепция полового воспитания предполагала редукцию последнего к получению информации о сексе и

половой гигиене. В тоже время современные гуманитарные исследования показывают, что половое воспитание предполагает прежде

всего развитие личности и культурного поведения человека, формирование представлений о любви и только внутри этого контекста

как подчиненный момент знакомство с феноменами секса и интимной гигиены.


Таким образом, можно говорить о трех основных планах информационного воздействия: один задается отдельными учебными и

образовательными предметами и программами; другой план определяется общей структурой образования, в рамках которого все

основные потоки образовательной информации должны быть координированы; третий план, формируется СМИ, а также другими

внешкольными информационными влияниями (в рамках семьи, улицы, клубной жизни и т.п.). Сегодня все эти три плана не

скоординированы и наряду с положительными образовательными воздействиями создают условия для разнообразных деструкций,

отрицательно влияющих на сознание и личность школьника.


РЕКОМЕНДАЦИИ


1. Вероятно при РАО должна быть создана координирующая группа, одна из целей которой должна состоять в разработке единой

информационной образовательной политики, a также координации информационных усилий разных образовательных инстанций.


2. Важно соединить усилия в области информационной работы двух основных социальных институтов - государства и общества.

Например, координировать информационную работу, которую ведут РАО и подкомитет Государственной Думы РФ, с различными

общественными образовательными организациями и прессой.


3. В современной ситуации, когда образовательные учреждения получили беспрецедентную свободу и определенную независимость

от государства, необходимо предусмотреть лицензирование новых программ, содержащих образовательную информацию.


4. Необходимо предусмотреть участие представителей государственных и общественных образовательных институтов в работе СМИ,

например, в качестве членов советов, определяющих формирование программ и передач.


5. В рамках образовательных программ должны быть предусмотрены темы или отдельные образовательные приемы, направленные на

формирование у учащегося адекватного восприятия и понимания современной сложной информации.


^ 3. ИНТЕРНЕТ КАК ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКТОР РИСКА


3.1. Интернет как средство массовой информации


Не так просто подобрать аналог Интернету со всеми его функциями: это и канал личной переписки, и дополнение к библиотечным

фондам, и медиатор в групповых совещаниях или в совместной трудовой деятельности, и способ распространения "листовок" либо их

аналогов для поиска и вербовки единомышленников, и продукт активности информационных агентств либо редакций и

телерадиостудий, и способ осуществления опросов мнения самых разных популяций по злободневным проблемам, и канал

взаимодействия между участниками тесно между собой связанных и спаянных групп, и приобретающий все большее значение

инструмент public relations для корпораций и государств, а в последнее время - еще и неожиданно возникшее и разросшееся

"виртуальное кладбище" для безвременно (или временно) "усопших" электронных игрушек Томогочи, моделирующих живые существа.

Список применений Интернета далеко не полон. Остановимся на тех моментах, которые сближают Интернет со средствами массовой

информации.


Прежде всего, бросается в глаза, что большинство газет, журналов, теле- и радиостудий, информационных агентств и т.п. помещают

рекламную и оперативную информацию на принадлежащие им серверы (Web-сайты) Интернета и открывают доступ к этим

материалам для всех желающих. В ряде газет и журналов каждая статья, каждая информационная заметка снабжены Web-адресом

(URL) этой статьи или заметки. Тем самым не только предоставляется любому желающему дополнительная возможность извлечения

информации - и из печатного текста, и из электронной версии, но и попутно создается электронный архив газетно-журнальных

публикаций. Более того, обновление информации на размещенных в Интернете электронных ресурсах производится оперативнее и

чаще, чем на газетных страницах. Подобная высокая оперативность служит привлекательным моментом для обращения

заинтересованных лиц и организаций к Интернету как к своеобразному, однако пока непривычному средству массовой информации.


Особое место занимает Интернет в планах реорганизации тех радиостанций, которые традиционно пользовались коротковолновыми

передатчиками - среди них "Голос Америки", "Немецкая волна", "Свобода" и другие. Постепенный переход на высококачественный

цифровой способ вещания закономерно привел их к размещению своих программ в Интернете новейшей генерации "слушателей"

предоставляется возможность свободно перекачивать в свои мультимедийные компьютеры любую радиопередачу. Уже подсчитано,

что активнее всего пользуются этой возможностью послушать радио те, кто говорит на китайском языке.


В случае оперативного поступления зрительских, слушательских или читательских сообщений ("реакций") - пока чаще по телефону, но

уже нередко и по электронной почте - они могут быть учтены непосредственно в ходе передачи или в газетной статье, публикуемой с

продолжением. Таким образом, современные электронные телекоммуникации способствуют приобретению средствами массовой

информации такого высокоценимого качества, как интерактивность. Во всем мире, как правило, интерактивные передачи и материалы

вызывают повышенный интерес у слушателей, читателей и зрителей, что ведет к увеличению рейтинга производителей передач и

информационных источников, а в качестве желанного побочного эффекта привлекают рекламодателей.


Любая тематика, которая привлекает общественное внимание, служит предметом обсуждения в многочисленных телеконференциях,

или ньюс-группах Интернета. Весьма оживленные обсуждения как актуальных, так и "вечных" проблем ведутся в телеконференциях,

посвященных политике, религии, спорту, науке, культуре (в особенности модной музыке), продвижению на рывок товаров и услуг,

маргинальным способам поведения, современному состоянию и перспективам развития "киберпространства", информатике и

компьютерам и т.д. и т.п.


Списки рассылки подобных тематических телеконференций функционируют в Интернете беспрерывно и в гигантских масштабах. В

отдельных случаях они способны подменить средства массовой информации. Так случилось в 1991 г. в России во время недолгого

августовского путча. Хотя путчистами была введена цензура, однако Интернет никак не контролировался. Рядовые пользователи

компьютерных сетей в СССР по собственной воле выполняли функции, присущие СМИ, информируя отечественных и зарубежных

участников телеконференций о происходящих событиях с большей оперативностью и пользуясь заведомо большим доверием, чем

цензурированные официальные информационные службы.


Для редакций, агентств, программ и студий Интернет представляет собой реальную возможность обеспечения оперативной обратной

связи со зрителями, слушателями и читателями. Аудитории систематически сообщаются электронные адреса сотрудников,

корреспондентов и авторов сообщений, часто сообщаются адреса электронной почты также и тех лиц, репортаж о которых помещается

в издании, или которых интервьюируют корреспонденты. По радио электронные адреса не диктуются, однако телестудии, бывает, с

помощью "бегущей строки" информируют зрителей о возможном способе обратной связи с ведущими или с участниками передачи в

студии посредством Интернета.


Наряду с постоянно обновляемой оперативной информацией разнообразные СМИ хранят в электронном виде архив всех сообщений и

зачастую снабжают такой архив средствами поиска информации по запросам. Тем самым архив превращается в текстовую либо

мультимедийную базу данных, в которой может быть осуществлен поиск нужных записей, текстов, изображений и т.п., например, с

помощью ключевых слов, упоминаемых имен, дат или событий; возможен и контекстный поиск. В отдельных случаях находят

применение ультрасовременные методы поиска и переработки данных, разработанные специалистами по искусственному интеллекту.


Современные СМИ заняты не просто оперативным отражением предварительно отфильтрованных мировых событий, а в

значительной степени - созиданием и конструированием новостей. Психологические ожидания значительной части общества таковы
еще рефераты
Еще работы по разное