Реферат: Субъективные проблемы проведения


Лелебин С.П.
СУБЪЕКТИВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРОВЕДЕНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ОЦЕНИВАНИЯ
ЧОУ ВПО Санкт-Петербургский институт психологии и акмеологии

г. Санкт-Петербург

Профессиональные психологи в большинстве своем являются людьми, постоянно использующими тесты в своей практической деятельности. В этом смысле они выступают как соучастники создания и адаптации основных инструментов психологического и педагогического оценивания. Учитывая характер психологического образования, наличие специфических знаний психометрики и опыта тестирования, их роль и ответственность в процессе психологического оценивания, таких специалистов можно назвать первичными пользователями тестов. Однако сегодня существует гораздо более широкая группа вторичных пользователей тестов, таких как учителя, администраторы образования и кадровые работники, которые, с одной стороны, имеют большое влияние на использование результатов тестирования, а с другой стороны, имеют малый, а часто и вообще никакого опыта тестирования и теоретических знаний основ психометрики. Это увеличивает возможности неквалифицированного использования тестов и злоупотреблений ими.

К наиболее частым случаям такого использования относятся изменения условий тестирования, такие как изменение времени ответов, несанкционированные подсказки и изменения инструкции, изменение набора вопросов и прямая фальсификация бланков ответов. Профессионалы тестирования пытаются отвечать на эти вызовы повышением образовательного уровня вторичных пользователей и изменением стандартов проектирования и использования тестов.

Последняя редакция стандартов психологического тестирования Американской психологической ассоциации, например, содержит новую главу под названием "Fairness" - честность или справедливость1. При этом этот термин понимается в четырех аспектах: честность как отсутствие предвзятости или пристрастности, как создание сравнимых возможностей для проявления своих способностей в рамках своей культурной модели, как эквивалентность результатов в мультикультуральной среде, как равные возможности предшествующего обучения технологиям тестирования. В целом, выбор предикторов является функцией справедливости. Например, до 2005 года Тест школьных достижений (SAT) традиционно включал в себя задания на вербальное понимание и математические операции – конструкты, которые обычно дают перевес мужчинам. В тоже время было установлено, что женщины превосходят статистически мужчин в заданиях, требующих письменной компетенции2.

Таким образом, включение в тест письменных заданий уравнивает шансы этих двух групп. Другим технологическим приемом уменьшения искажений является расширение стандартов нормирования, включающее в себя более частую процедуру перерасчета национальных тестовых норм, ревалидизацию сокращенных форм тестов, используемых на уровне регионов и исследование случаев явных отклонений региональных результатов от национальных3.

Продолжается и концептуальное развитие понятия валидность. Тенденция состоит в объединении трех видов валидности – конструктной, валидности по содержанию и критериальной валидности в единый концепт. Это дает как новые перспективы, так и создает новые проблемы в связи юридическими проблемами использования более широкого круга методик4.

Попытками решить субъективные проблемы оценивания являются, по сути, использование технологии адаптивного тестирования, а также технологии контент-анализа текста письменных заданий5. При этом проблема адекватного применения существующих нормативов пока не решена.

Раздел 2.8. МЕДИЦИНСКАЯ АКМЕОЛОГИЯ

Маджуга А.Г.

^ ПСИХОЛОГО-АКМЕОЛОГИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ РАЗВИТИЯ

ЗДОРОВЬЯ ЛИЧНОСТИ

Стерлитамакская государственная педагогическая академия

им. З. Биишевой

г. Стерлитамак

Здоровье и качество жизни признаны основополагающими ценностями системы образования, что нашло свое отражение в Концепции модернизации российского образования, принятой Правительством Российской Федерации на период до 2010 года.

В ситуации глобальных кризисов – экологического, демографического, геополитического, этнического и нравственного, с одной стороны, и беспрецедентных темпов изменений и развития новых структур и элементов, в частности, за счет технико-технологических достижений – с другой, значительно усложняются условия жизни людей, осуществляется сильный прессинг на человека множества разных сил, вызывающих психические напряжения, стрессы и в результате – увеличение количества специфических заболеваний.

В социально-демографической ситуации, когда смертность превышает рождаемость, а заболеваемость остается высокой, здоровье должно стать приоритетной задачей науки и практики.

Многообразие взглядов на здоровье, разное понимание его сущности и безуспешность попыток выработать единое, согласованное мнение о нем в значительной степени объясняется тем, что здоровье в современном его осмыслении действительно представляет собой сложное явление, характеристики которого трудно выразить однозначно. Вопрос о социально значимых составляющих здоровья населения относится к числу наиболее сложных. Он имеет прямое отношение к ключевым аспектам жизни людей, условиям труда и их образу жизни.

В этой связи, утверждается главный принцип здоровья: не только иметь крепкое здоровье, но и быть способным peaлизовать свою человеческую миссию, для чего необходимо быть здоровым и телом, и духом. С этих теоретико-методологических позиций сегодня в понятие "здоровье" следует включать конкретные формы поведения, его цели, мотивы, которые позволяют улучшать качество нашей жизни, достигать высокой степени самореализации самого человека. И именно поэтому особое значение приобретает акмеологическая составляющая развития и осуществления здоровья.

Здоровье давно уже перестало восприниматься на уровне отсутствия болезни, а приобретает более глубокий смысл в контексте решения современных задач общества и, прежде всего, повышения роста-развития человека, его физических возможностей, духовного потенциала и т. д.

Признанные отечественные специалисты в области психологии развития и акмеологии уделяют серьезное внимание состоянию здоровья человека, от которого, безусловно, зависит формирование гармоничной личности и

достижение ею "акме", т.е. вершины своего развития.

Б.Г. Ананьев, А.А. Бодалев, А.А. Деркач, Л.А. Рудкевич исследовали феноменологию, закономерности и механизмы достижения человеком "акме" – вершины в своем развитии, как индивида, личности, субъекта деятельности и индивидуальности.

А.А. Бодалев с соавторами, отталкиваясь от понимания "акме", ставит проблему измерения и стимулирования "достижительных" устремлений личности, общества и более глубокого рассмотрения соотношения понятия "акме" с другими категориями, такими как "смысл жизни", "счастье", "справедливость", "самоактуализация"6.

В данном контексте феномен здоровья приобретает новые характеристики и смыслы.

Изучение закономерностей развития человека убеждает, что на ступени зрелости, и особенно при достижении им наиболее высокого уровня, проявляемого в деятельности, на это состояние зрелости "работает" вся предшествующая его жизнь, его актуальная конструктивно-творческая доминанта. В таком понимании "акме" предстает, как интегральная формула здоровья, самопознания, самоопределения и творческого самоутверждения человека. Необходимо отметить, что валеоакмеологический подход в решении сложных проблем, связанных с созданием здоровьесберегающей среды, основывается на этих положениях.

Формирование отношения людей к собственному здоровью может быть рассмотрено как комплекс мотивационных средств, определяющих отношение к работе, перспективе профессионального роста, материальной обеспеченности, резервам, характеру и направленности взаимодействия в системе "организм — среда — поведение".

Для понимания отношения индивида к здоровью необходимо учитывать, что переживание чувства здоровья связано не только с отсутствием болезни и инвалидности, но и с наличием полноценного гармонически развитого физического, психического и нравственного состояния человека, которое позволяет личности оптимально, без всяких ограничений осуществлять

общественную и, прежде всего, трудовую деятельность7.

^ Отношение к здоровью – это внутренний механизм развития здоровья, в основе которого лежит высокая субъективная значимость здоровья и его осознание как предпосылки реализации своих жизненных задач8.

Развитие здоровья рассматривается нами через отношение к здоровью, т. е. через его внутренний механизм. Охарактеризовать отношение к здоровью, на наш взгляд, можно в шести валеоакмеологических пространствах:

^ Ценностно-мотивационное пространство – определяет место здоровья в индивидуальной иерархии ценностей человека, особенности мотивации здорового образа жизни.

^ Рефлексивно-оценочное пространство – характеризует особенности осознания и оценки субъектом своих внутренних психических актов и состояний, связанных со здоровьем. Оно включает способность: отражать, оценивать свое состояние, обращать сознание внутрь себя, размышлять над своим физическим и психическим состоянием.

• ^ Эмоционально-чувственное пространство – отражает эмоции и чувства человека, связанные с состоянием его здоровья, а также особенности эмоционального состояния, обусловленные ухудшением физического или психического самочувствия человека.

^ Когнитивное пространство – отражает особенности познавательных процессов личности относительно своего состояния здоровья.

Поведенческое пространство – характеризует особенности проявления действенного начала по отношению человека к своему здоровью, освоение им здоровьесберегающих технологий и создание здоровьесберегающего образовательного пространства.

^ Этнофункциональное пространство – характеризует целостное здоровье человека с позиции этнодифференцирующих и этноинтегрирующих признаков, наличие которых определяет либо этнофункциональную рассогласованность, либо этнофункциональную согласованность в деятельности важнейших систем жизнеобеспечения и личностных проявлений, связанных с конкретными этнически предопределенными убеждениями в отношении болезни и здоровья, а также форм его сбережения9.

Степень сформированности этих пространств, свидетельствует об уровне развития здоровья личности. Выстраивание психолого-акмеологической модели развития здоровья личности может быть представлено как процесс конструирования оптимальности содержания и взаимосвязи данных пространств.

Развитие здоровья личности и создание здоровьесберегающей среды следует рассматривать в качестве факторов выполнения человеком намеченных жизненных целей и задач, его предназначения, его самосовершенствования, а, следовательно, успешного движения к "акме".

По мнению Ю.П. Азарова здоровьесберегающая среда представляет собой совокупность условий, препятствующих чрезмерному расходованию сил организма, обеспечивающих процесс сохранения личностью психических и физиологических состояний на уровне нормы; оптимальную работоспособность и социальную активность при максимальной продолжительности жизни.

Таким образом, здоровьесберегающая среда выступает как энергосберегающая система, позволяющая с наименьшей степенью растрат обеспечить процесс саморазвития и самосовершенствования человека, и, в конечном счете, успешность реализации механизмов достижения личностью "акме" в своем развитии.

В контексте нашего исследования особую актуальность приобретают вопросы создания здоровьесберегающей образовательной среды.

По нашему мнению, создать здоровьесберегающую среду в условиях обучения – это значит создать соответствующую педагогическую среду. В педагогическом словаре под общей редакцией профессора Г.М. Коджаспировой "педагогическая среда" определяется как специально, сообразно с педагогическими целями, создаваемая система условий организации жизнедеятельности детей, направленная на формирование их отношений к миру, людям и друг другу. При этом здоровье мы понимаем как единое целое во взаимосвязи всех его компонентов: физического, эмоционального, интеллектуального, личностного социального, духовного и этнофункционального. В этой связи, здоровьем мы называем такое состояние организма человека, в котором отражается уровень культуры отношения личности к окружающему миру во всем многообразии его проявлений (и в том числе к себе), которое детерминируется степенью усилий человека в наращивании своих жизненных сил и связанным с формированием устойчивых моделей здравосозидательного поведения и деятельности, направленных на гармонизацию отношений человека с самим собой и миром.

Анализ соотношения определений понятий "здоровье" и "педагогическая среда", позволяет определить здоровьесберегающую образовательную среду (в частности учебную) как целенаправленную и профессионально создаваемую систему дидактических условий, в которой усвоение обучаемыми знаний, умений и навыков, развитие творческого мышления и формирование эмоционально-ценностного отношения к миру (в том числе и к своему здоровью) происходит в ситуациях физического, эмоционального, интеллектуального, социального, духовного комфорта, а также отсутствия этнофункциональных рассогласований, обеспечивающих создание в целом благоприятного психологического климата в процессе обучения10.

В создании здоровьесберегающей образовательной среды с указанными модельными характеристиками важную роль играют стратегии здоровьесбережения, которые связаны с актуализацией потребностно-мотивационной сферы личности в аспекте своего здоровья11.

Именно поэтому, при рассмотрении здоровьесберегающих стратегий поведения необходимо учитывать копинг-стратегии (стратегии совладающего поведения), без которых не представляется возможным говорить о реструктурировании ранее сформированных валеологических установок личности, а также о формировании у нее устойчивой мотивации к здоровому образу жизни.

Здесь мы считаем необходимым, предложить несколько принципов формирования мотивации здорового образа жизни, которые можно использовать при построении валеопрограммы действий, созидающей систему ценностей личности, помогающей личности занять активную жизненную позицию, развить позитивную мотивацию к саморазвитию, самосовершенствованию, сохранить разумный порядок в системе и быть здоровым, что в конечном итоге обеспечит формирование здоровьесберегающих стратегий поведения и создание сберегающей здоровье среды. К этим принципам мы относим следующие:

1) Принцип аксиологичности обеспечивает формирование у людей и отдельной личности мировоззренческих представлений об общечеловеческих ценностях, уважении к себе, к своему здоровью и здоровью окружающих. На основе данного принципа формируется валеологическое мировосприятие, являющееся результатом воспитания, образования и культуры человека и способствующее сохранению соматического, психического и нравственного здоровья.

2) Принцип постепенности, предусматривающий последовательность реализации целей и задач по формированию здорового образа жизни, зависящую от возраста индивида, личностных качеств, изменений условий жизни, настроения индивида, нравственных законов социальной среды. При формировании здорового образа жизни физические и умственные нагрузки следует увеличивать постепенно, последовательно дополняя стиль бытия новыми факторами, способствующими здоровью. Контрольным признаком хаоса в системе и необходимостью "перезапуска" механизмов здоровья служит недомогание.

3) Принцип индивидуальности основывается на опыте интеркультурной деятельности (система приобретенных и эмоционально-ценностно пережитых и принятых знаний и умений, ведущих к отказу от негативных стереотипов в социокультурном общении), представляющей собой адекватное речевое восприятие субъекта, корректность поведения, умение выразить свою мысль, построить позитивное общение на диалоговой основе с другим человеком.

4) Принцип приобретение навыков валеогенного и саногенного мышления позволяет оптимизировать стиль жизни общества и индивидуальное бытие, активнее заниматься индивидуальным здоровьем на основе изменений в мотивационной сфере личности.

5) Принцип холизма ориентирует на то, чтобы рассматривать человека как целостное существо, компонент системы "личность – среда", состоящую из множества взаимосвязанных, взаимопроникающих структур. При этом биоморфологическая структура тела человека и его психоэмоциональная составляющая должны быть органически вписаны в его общественное бытие.

6) Принцип каузальности связан с познанием причинно-следственных связей в организме и в системе "личность – среда". Он позволяет видеть весь процесс формирования мотивации здорового образа жизни как ответственный выбор своего бытия. При этом процесс самовключения человека в отношения субъекта и объекта стимулируется осознанием временности бытия, что позволяет концентрировать мысли и создавать мыслеформы, сохраняющие здоровье и направляющие процесс его формирования.

7) Принцип апперцепции способствует осознанию и поиску наличия в организме механизмов здоровья, уходя от негативных стереотипов мышления и скептицизма.

8) Принцип антиципации позволяет предвосхищать модели поведения, ориентированного на целостное здоровье и формировать устойчивые модели здоровьесберегающей деятельности, в результате актуализации в мозгу зон "здравого смысла", содержащих информацию о социокультурных эталонах здорового образа жизни и архетипах здоровьесбережения, транслируемых из поколения в поколение различными этносами.

9) Принцип этнофункциональной согласованности. В основе данного принципа лежит этнофункциональный подход к феноменологическим категориям психики А.В. Сухарева12. Он связан с формированием эталонов здоровья, учитывающих особенности заболеваний и различных патологических проявлений со стороны организма у представителей различных этносов. Названный принцип утверждает, что здоровье имеет этнофункциональную основу и процесс выздоровления сопряжен с использованием тех видов воздействия на организм человека, который учитывает его феноменологические особенности с учетом расово-этнической принадлежности.

10) Принцип этнической дифференциации основывается, в первую очередь, на двух основополагающих доктринах здоровья – восточной и западной. Данные доктрины являются главным ориентиром в понимании человеком болезненных проявлений на психофизиологическом и социально-психологическом уровнях, уровней реагирования при дефиците здоровья, восприятии феноменов "здоровье" и "болезнь" на уровне ценностно-смысловых представлений. При этом стратегии здоровьесбережения человека с восточной системой ценностей определяются следующим ориентиром: "Человек, познай и сотвори себя сам", а с западной системой ценностей – "Человек, познай себя сам".

Итак, развитие здоровья субъектов образовательного процесса и создание здоровьесберегающей среды, прежде всего, предполагают процесс акмеологизации в шести основных пространствах: ценностно-мотивационном, проявляющемся в желании сохранить здоровье, целеустремленность, активность, адекватную самооценку и адекватный уровень притязания; поведенческом, характеризующемся степенью приверженности человека здоровому образу жизни, увлеченностью своей деятельностью, потребностью к движению, стремлением к самосовершенствованию; рефлексивно-оценочном, отражающем умение осознать и оценить свои внутренние психические акты и состояния, связанные со здоровьем, способность оценивать свое состояние, обращать сознание на самого себя, размышлять над своим физическим и психическим состоянием; эмоционально-чувственном, представляющем собой умение управлять своими эмоциями, осуществлять самоконтроль, чувство ответственности за результаты деятельности, жизнерадостность; когнитивном, выраженном в желании получать знания о здоровье, здоровом образе жизни, факторах, влияющих на здоровье; этнофункциональном, отражающем целостное здоровье человека с позиции этнодифференцирующих и этноинтегрирующих признаков, наличие которых определяет либо этнофункциональную рассогласованность, либо этнофункциональную согласованность в деятельности важнейших систем жизнеобеспечения и личностных проявлений, связанных с конкретными этнически предопределенными убеждениями в отношении болезни и здоровья, а также форм его сбережения.

Андреева И.А., Богданова Л.С., Вежновец М.Н.

^ ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ДЕЗАДАПТАЦИЯ КАК ДЕТЕРМИНАНТА

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ДЕСТРУКЦИЙ

МЕДИЦИНСКОГО РАБОТНИКА

ЧОУ ВПО Санкт-Петербургский институт психологии и акмеологии

г. Санкт-Петербург

Как известно, развитию профессиональных деформаций способствует эмоциональная напряженность, а к профессиональным деструкциям относятся профессиональные деформации, профессионально обусловленные акцентуации, выученная беспомощность, профессиональная отчужденность и стагнация13.

На основе обобщения исследований нарушения профессионального развития личности можно выделить следующие тенденции профессиональных деструкции:

1. Отставание, замедление профессионального развития сравнительно с возрастными и социальными нормами.

2. Дезинтеграцию профессионального развития, распад профессионального сознания и как следствие – нереалистические цели, ложные смыслы труда, профессиональные конфликты.

3. Низкую профессиональную мобильность, неумение приспособиться к новым условиям труда и дезадаптацию.

4. Рассогласованность отдельных звеньев профессионального развития, когда одна сфера как бы забегает вперед, а другая отстает (например, мотивация к профессиональному росту есть, но мешает отсутствие целостного профессионального сознания).

5. Ослабление ранее имевшихся профессиональных данных, профессиональных способностей, профессионального мышления.

6. Искаженное профессиональное развитие, появление ранее отсутствовавших негативных качеств, отклонений от социальных и индивидуальных норм профессионального развития, меняющих профиль личности.

7. Появление деформаций личности (например, эмоционального истощения и выгорания, а также ущербной профессиональной позиции).

8. Прекращение профессионального развития вследствие профессиональных заболеваний или потери трудоспособности.

Таким образом, профессиональные деструкции нарушают целостность личности, снижают ее адаптивность, устойчивость, отрицательно сказываются на продуктивности деятельности.

Профессиональная адаптация является необходимой для медицинского работника. У врачей, медицинских сестер и вспомогательного персонала, которые в начале своей профессиональной деятельности очень бурно переживали все события, тяжело влияющие на психику больных, например, страдания, смерть больных, операции, кровотечение, проявление психических заболеваний и т. д., постепенно развивается определенная эмоциональная сопротивляемость. Особенно она проявляется при взаимодействии с трудным контингентом, в нашем случае это работа с больными людьми, имеющими психические расстройства, в особых условиях, неблагоприятного, тяжелого и психологически напряженного климата. Психические расстройства это болезненные состояния человека с психопатологическими или поведенческими проявлениями, обусловленные воздействием биологических, социальных, психологических и других факторов. Так же все больше становится хронических больных, которые не могут быть излечены, не смотря на прогресс современной медицины. Эмоциональные ресурсы медперсонала постепенно истощаются, и тогда организм и психика вырабатывают различные механизмы защиты. "Синдром эмоционального выгорания"– один из таких механизмов. С одной стороны, он помогает профессионалу сохранять эмоциональные ресурсы, а с другой – отрицательно сказывается на взаимодействии с коллегами и субъектами профессиональной деятельности – это могут быть больные, пациенты и их родственники.

Феномен "выгорания" в социономических профессиях является предметом ряда исследований [Абрамова Г.С., Юдчиц Ю.А. 1998; Рогинская Т.И. 2002; Форманюк Т.В. 1994 и др.].

С точки зрения Г.С. Абрамовой и Ю.Д. Юдчиц при характеристике дезадаптационных состояний, возникающих в процессе профессиональной деятельности медработника, следует различать синдром хронической усталости (СХУ) и синдром "эмоционального выгорания" (СЭВ). К группе факторов, обусловливающих формирование дезадаптации, авторы относят опасность нарушения динамических характеристик мышления, выражающуюся в преобладании категории "объективности" и в "стандартизации" мышления.

По мнению Е.П. Ильина формирование состояния "выгорания" зависит от личностных особенностей человека и определенных производственных факторов. Выделяются психологические особенности личности, которые способствуют развитию дезадаптации: необщительность, застенчивость, эмоциональная неустойчивость, высокая эмпатия и другие. К производственным факторам автор относит: незначимость работы для субъекта; неудовлетворенность профессиональным ростом; недостаточная профессиональная самостоятельность работника, излишний контроль; полная поглощенность работой; ролевая неопределенность, нечеткость должностных обязанностей; производственные перегрузки или недогрузки (в этом случае работник испытывает чувство ненужности).

Для избегания психической травматизации, происходящей вследствие бессознательной идентификации себя с пациентами и сопереживания их проблемам, личностью врача вырабатываются определенные защитные приемы, которые нередко воспринимаются другими как профессионально-личностные деформации. Основываясь на данных литературы, выделен ряд механизмов психологической защиты и поведенческих стратегий медицинского персонала, направленных на совладение с ролевой деформацией и выгоранием:

1. Избегание больного (назначение его к другому специалисту);

2. Обезличивающее мышление (например, такие формы вербализации профессиональных ситуаций, как: "женщина с травмой из 6-й палаты" и т.п.);

3. Рационализация (например, отказ от разъяснения клинической ситуации пациенту обосновывается для себя тем, что "больной не перенесет правды");

4. Уход от общения с пациентом, оправдывая это необходимостью заполнить большой объем медицинской документации, исполнить управленческие функции (посетить лабораторию, отдел медицинской статистки и проч.).

Внешне эти формы поведения воспринимаются как отсутствие профессионального интереса к больному, безразличие.

Несмотря на то, что механизмы психологической защиты изучаются у пациентов со времен З.Фрейда, специфика формирования этих механизмов у медицинских работников психиатрических служб все еще остается малоизученной областью психологии и психиатрии.

Надо признать, что, несмотря на продолжительный срок своего существования (с 1974 года), категория "выгорание" до сих пор не имеет однозначного определения, равно как и не сложилось единства мнений специалистов о содержательной стороне синдрома. Вместе с тем, утверждается, что все исследо-

вания отмечают три содержательных компонента этого состояния:

1) Эмоциональное истощение;

2) Деперсонализация, то есть глубокий кризис идентификации;

3) Значительное снижение стремления к личностному росту, мотивации достижения – "редукция личных достижений".

Таким образом, анализируя литературные данные, мы определили группу факторов риска формирования дезадаптационных состояний личности медицинского работника. Их можно представить в виде 4-х групп: социальные, деятельностные, субъектные, индивидно-личностные.

1. Социальные:

– низкая социальная оценка значимости труда медперсонала, особенно региональных лечебно-поликлинических учреждений, выражающаяся в сложности реализации базовых потребностей личности;

– возрастающая стоимость медицинских услуг, затрудняющая оказание адекватной медицинской помощи лицам с ограниченным достатком;

– затруднения в реализации непрерывности профессионального развития путем прохождения этапов послевузовского образования и защиты квалификационных категорий, особенно для специалистов региональных лечебно-поликлинических учреждений.

2. Деятельностные (условия функционирования "трудового поста"):

– высший уровень по показателям вредности и опасности факторов производственной среды, тяжести и напряженности трудового процесса;

– ограниченные объективным уровнем развития современной медицины возможности оказания исцеляющей врачебной помощи пациентам с состояниями необратимой органической патологии, формирующие "барьеры" в раскрытии личностного смысла труда и способствующие появлению чувства разочарования, деперсонализации;

– наличие эффекта "остаточной деятельности", характеризующего процесс врачебного труда как неограниченный временными рамками непосредственно рабочего времени.

3. Субъектные:

– большой объем разнообразных профессионально-важных качеств, наличие которых является нормативным условием профессионализации;

– необходимость формирования и развития индивидуального стиля деятельности на протяжении всего профессионального цикла;

– использование неоптимальных компенсаторных средств и, как следствие, развитие состояний некомпенсируемого утомления;

– девальвация профессиональной самооценки в процессе накопления профессионального врачебного опыта;

– высокие требования к коммуникативному и организаторскому потенциалу специалиста.

4. Индивидно-личностные:

– сочетание в структуре ПВК специалиста групп свойств, детерминированных противоположными типами нейродинамических особенностей личности;

– остановка в развитии на ценностях "среднего" уровня или на одном из "модусов существования";

– социальная фрустрированность, как следствие низкой социальной оценки труда медика, блокирующей обеспечение надежность его профессиональной деятельности.

Литература14,15,16,17


Аршакян Л.

^ НЕДОНОШЕННОСТЬ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА

ЧОУ ВПО Санкт-Петербургский институт психологии и акмеологии

г. Санкт-Петербург

Понятие "личностное развитие", рассматриваемое в контексте акмеологической науки, не имеет возрастных ограничений. Однако чем взрослее человек, тем большая ответственность за достижение вершин творческой самореализации лежит на нем самом, тогда как возникновение неудач и психологических трудностей у ребенка часто связано с родительскими ошибками. Один из актуальных вопросов современности – психическая и физическая полноценность будущего поколения. Этот тезис подтверждается принятием целого ряда социальных программ поддержки материнства и детства на федеральном, региональном и муниципальном уровнях. В этой связи важной задачей является формирование пренатальной культуры и развитие перинатальной психологии – это может помочь вырастить поколение, способное к зачатию, вынашиванию и рождению здорового потомства; кроме того, повышение уровня личностной зрелости родителей, несомненно, создает предпосылки для гармоничного развития личности ребенка.

Одной из причин возникновения перинатальной психологии явились противоречия, которые ощутили и специалисты, занимающиеся родоразрешением, и родители, и супруги, желающие иметь детей. С одной стороны, медицина развилась до таких диагностических и фармакологических высот, что появилась возможность контролировать сложнейшие функции человеческого организма. С другой стороны, успешность родов и здоровье потомства систематически ухудшаются.

Недоношенность – одна из важнейших проблем здравоохранения во всем мире. Это связано с высокой смертностью, стоимостью медицинской помощи преждевременно родившимся детям, их инвалидизацией в последующем. Частота недоношенности составляет в России – 5-10%, в США – 8-9%, в Швеции – 5-4%, во Франции – 5-6%.

На фоне повышения выживаемости младенцев наблюдается учащение преждевременных родов. Общее ухудшение состояния здоровья беременных женщин вызывает заметный рост удельного веса патологических родов. Сегодня из всех младенцев, рождающихся живыми, более 6% появляются на свет преждевременно и имеют низкую массу тела. В то же время благодаря успехам перинатальной медицины за последние годы смертность новорожденных снизилась вдвое и составила 2,3%. При этом 12-15% недоношенных детей (как правило, родившиеся на 8-10 недель раньше срока и имеющие очень низкую и экстремально низкую массу тела) имеют грубые церебральные поражения, приводящие к ДЦП и психическому недоразвитию. Среди патологических состояний у недоношенных детей особое место занимают респираторные расстройства, объединяемые в синдром дыхательных расстройств (СДР). Частота его у недоношенных детей составляет 30-80%. В генезе синдрома дыхательных расстройств ведущая роль принадлежит нарушению функции сурфактантной системы легких. Сурфактант выполняет следующие основные функции:

препятствует спадению альвеол на выдохе путем уменьшения поверхностного натяжения на уровне границы жидкость-воздух;

защищает легкие от повреждения и способствует удалению инородных частиц из дыхательных путей;

обладает бактерицидной активностью против грамположительных микробов и стимулирует функцию макрофагов легких по перевариванию бактерий;

участвует в регуляции микроциркуляции в легких и проницаемости стенок альвеол, препятствует развитию отека легких.

Плод начинает синтезировать сурфактант с 20-24 недели гестации, однако полностью система сурфактанта созревает к 35-36 неделе внутриутробного развития. Особенно интенсивный выброс сурфактанта происходит в момент родов, что обеспечивает первичное расправление легких. У недоношенного ребенка имеется дефицит образования и выброса сурфактанта. Угнетается синтез сурфактанта при патологии (хроническая внутриутробная гипоксия, острая асфиксия или кровопотеря в родах, сахарный диабет у матери). Инактивации и разрушению сурфактанта способствуют инфекции, в особенности, вызванные грамотрицательными микроорганизмами, микоплазмой. Важным предрасполагающим фактором к развитию СДР является незрелость легких недоношенного ребенка.

В процессе терапии респираторных расстройств с помощью искусственной вентиляции легких (ИВЛ) с высокими концентрациями кислорода у новорожденных может развиться хроническое заболевание легких.

Зрение таких детей очень часто оказывается нарушенным, вплоть до полной слепоты, причиной которой является ретинопатия недоношенных детей, то есть, поражение сетчатки глаз.

У недоношенных детей высок риск возникновения задержки и других нарушений психического развития.

Таким образом, дети, родившиеся преждевременно, нуждаются в комплексной медико-психологической помощи с первых дней жизни. Однако в связи с тяжестью соматоневрологического статуса недоношенных их развитие в течение первых лет жизни остается преимущественно в фокусе внимания клиницистов. Соответственно, диагностика имеющих место явлений психического дизонтогенеза проводится в ходе психоневрологических осмотров без участия специалиста по перинатальной психологии.

Самостоятельные обращения родителей к психологу по поводу необычного поведения недоношенного младенца или с целью профилактики возможных психических нарушений достаточно редки, так как возникающие отклонения от нормы считаются неизбежными следствиями незрелости и маскируются соматической симптоматикой. Зачастую ребенок, родив
еще рефераты
Еще работы по разное