Реферат: Петр Золин

Петр Золин Новгород не с 859 года…


По онониму (патрониму) и прозвищам Золины-Березины, по реальным генеалогическим корням автор этих строк связан хотя бы со средневековьем священной для индоевропейцев округи гор Рип. По античным данным, именно отсюда начинались великие реки Скифии, кроме Истра (Дуная). Ра (Волга), Борисфен (Днепр), Рудон (Даугава, Двина). Даже Танаис (Дон, что – конечно – ныне неверно). И тщательное внимание к всевозможным памятникам-источникам многотысячелетнего прошлого родного края испытываю всю жизнь. Вопросов было и остается очень много.

К примеру, еще в средние века («древнерусские» для «древнерусских») город у истоков Волхова из Ильменя запомнился разным народам под разными названиями. Острогард – для германцев. Слава (Салау) – для арабов. Немогард – для византийцев 10 века. Хольмгардр – для скандинавов примерно с конца 8 века. Это средневековое скандинавское имя города, по одной из версий, означало «поселения в островной (береговой) местности…».

Русские сказания, записанные к концу средних веков, именовали те поселения – Велицеград (Велиград). Аналогичный город был с 7 века у западных славян – ободритов. Еще одним названием ободритской крепости признается Рарог (Рерик, Сокол). А позднее это – Макленбург. Подробности трактовок в Интернете.

Так с какого же времени и названия реальную историю «поселений в островной (береговой) местности…» начинать ?! Для энциклопедиста Г.В.Вернадского: «Словене, двигаясь на север от среднего Днепра [90], вероятнее всего, достигли берегов озера Ильмень не позднее шестого века, а город Новгород существовал, видимо, уже в шестом веке»

Понятно, что с учетом современных данных требуются и уточнения. Если прибалтийские венеды – праславяне, а Германарих (Яромир) покорил их не позже 375 г., то небольшие крепости венедов хотя бы с 4 века могли существовать и в Приильменье. Об особенностях археологических культур и упражнениях лингвистов – разговор отдельный и острый. Но в целом укрепления с тыном (дуном) просматриваются на Северо-Западе России хотя бы со времен полиэтничной дьяковской культуры достаточно убедительно. Это доказывал новгородский археолог, д.и.н., профессор Сергей Николаевич Орлов, учеником которого мне довелось быть.

Какие реальные юбилеи городам России и соседей уже прошли ?! Дербенту (с учетом археологических данных) – к примеру – в 2000 г. отпраздновали 5000 лет. Еревану еще в 1968 – 2750 лет (постарше Рима будет). Многим городам Северного Причерноморья (включая Анапу — Синдскую Гавань или Баты – Новороссийск) – вполне обоснованно отметить хотя бы по 2500 лет. И по Интернету примеры можно продолжать и продолжать. А вот возникновению Ладоги, скандинавского Альдегьюборга (по плахам примерно с 750 г. н.э) 1250-летие директивно дано без надежных оснований в год 300-летия Санкт-Петербурга. И теперь это (если верить соответствующему сайту) – «первая столица Руси». На смех «древнерусским курам».

Почти не скрываемая поддержка отечественными СМИ (формирующими общественное мнение) неонорманизма, ведущего историю отечественной государственности от усилий норманнов 8 – 9 вв. нашей эры, упорно заводит отечественную историю в тупик. Якобы не было державных достижений у киммерийцев (Гомеров библии) и скифов (Ашкеназов там же), сарматов и готов, гуннов и хазар… Дремучее невежество – в лучшем случае, название такой политике.

Каким образом датировать возникновение реальных древнейших городов ?!.

Понятно, ныне объективнее – все же с первых следов поселений на их территории (с первых колышков, начал заселения земель будущего города), а не с первого упоминания в письменных источниках. Да и что считать такими источниками (есть ли информация в петроглифах – к примеру, или в знаках на неолитической керамике)?! Каковы реальные глубины памяти в эпосе, пусть и записанном сравнительно недавно. Понятно, что округи многих городов заселялись и нередко оставались без населения многократно. Но это не причина вести их историю с момента последнего устойчивого заселения, чаще средневекового.

Многие древнейшие города письменного упоминания в «признаваемых наукой письменных источниках» так и не дождались, а городами явно были и признаются. Тысячи, если помнить о неолите на всей планете. Побужье и Приуралье (с его Аркаимом), крупные неолитические поселения иногда с укреплениями в округе Русской возвышенности Русской (Восточно-Европейской) равнины.

На сайтах Энциклопедического фонда России или Академии Тринитаризма, ряда других осмысление этих фактов можно – к примеру — начать с «Городов Великой Скифии». Есть и монография «Протогорода Великой Скифии».

Биографию человека справедливо ведут с момента рождения. «Биографию» поселения научно вести с первого колышка, начала заселения. Памятуя, что «не сразу и Москва строилась». Да и тот же Хольмгардр. Учитываются всякие мелочи – следы мезолита, неолита, энеолита… Ох, как надоедают эти дотошные ученые !














Фото холма Славно (части Торговой стороны), виды истоков Волхова из Кремля и Юрьева монастыря с сайта ndn nov ru; Коломцы и Прость — важные памятники неолита у истоков Волхова из Ильменя.


Застарелые информационные болезни, как болезни тел и душ, нередко нуждаются в оперативном лечении. Современная наука – где уже многое можно почти мгновенно проверить с помощью Интернета – явные ошибки неизбежно исправляет. Исправит и эту, при любых затратах времени и сил, а то и просто – ближайшим временем.

К сожалению, никаких убедительных доказательств, особенно летописных, — например – почти единовременного основания Новгорода как крупной крепости в середине 9 века на территории самого средневекового города нет. Новгород как реальная княжеская крепость (если не считать археологические «городни» 10 века) возводится лишь в 1044 году (и в начале ХП века расширяется).

Под 854, 859, 862 и иными близкими годами строительство конкретно именно Новгорода, тем более – как крепости (если отвлекаться от абсолютизации равенства «город:град» = крепость), летописи не упоминают. Археологи склоняются к версии, что начальная структура средневекового города – вероятнее всего – окончательно определена во времена создания погостов и мест сбора дани княгиней Ольгой в 946 – 948 гг. по Мсте и Луге.

«В год 6455 (преимущественно 947). Отправилась Ольга к Новгороду и установила по Мсте погосты и дани и по Луге — оброки и дани, и ловища ее сохранились по всей земле, и есть свидетельства о ней, и места ее и погосты, а сани ее стоят в Пскове и поныне, и по Днепру есть места ее для ловли птиц, и по Десне, и сохранилось село ее Ольжичи до сих пор. И так, установив все, возвратилась к сыну своему в Киев, и там пребывала с ним в любви (Повесть временных лет)

Относительно развитая система мостовых в городе в основном относится к этому времени. Но выявлены археологами и бревна, на полвека старше 947 г. Уже на основании спилов, связанных с Неревским концом города, видный дендрохронолог Б.А.Колчин вместе с Н.Б.Черных составили графики дендрохронологической шкалы образцов от фундаментов церквей и наложили на общую новгородскую шкалу. Кривые колебаний совместились на протяжении 237 лет.

Сопряжение рисунка графиков и циклов оказалось полным и очень хорошим. Вся новгородская шкала протяжением в 579 годичных колец после этого тоже получила абсолютные даты от 884 до 1462 г. Затем были найдены и другие спилы, позволившие сделать шкалу старше примерно на век.

В.Л.Янин напомнил А.Т.Фоменко работу Б. А. Колчина и Н. Б. Черных «Дендрохронология Восточной Европы. Абсолютные дендрохронологические шкалы 788-1970» (М. 1977). Затем и множество других книг снабжены подробнейшими графиками (подробнее см. Черных Н. Б. Дендрохронология и археология. М. 1996.С. 26).

Если в 850-е годы в некоторых летописях упоминаются «новгородцы» (как жители уже существующего города или даже Новгород, фактически как существующий), то речь идет о возникшем до 852 (842) года городе славян у Ильменя.

Если когда-то начали «грады ставить» (без конкретного упоминания Новгорода), то с тех пор могут вести историю хотя бы несколько десятков русских городов России. Столь масштабный одновременный юбилей «градов поставленных» (он к тому же связан с событиями около 854 года, так что ныне прошел) не осилить. Белозерск, Изборск, Псков, Смоленск, Руса, Боровичи и т.д. Эту идею жителям тех обильных на археологические памятники городов могут справедливо подать. Археологически в их округах прослеживаются и более убедительные следы ранних поселений.

Некоторые кладбища неолита под Боровичами – к примеру, — насчитывали около 200 погребений, с остатками янтарных украшений (почти 5000 лет назад).

Если вести историю Новгорода от ранних слоев Рюрикова Городища, то там есть следы и конца 8 века. Так что Новгороду впору отметить и 1200-летие (по некоторым средневековым слоям поселений в округе).


На всхолмлениях у берегов Волхова люди стали селиться по мере возникновения в округе условий для жизни – охоты, рыбной ловли, собирательства, включая и дикие злаки. Самые ранние слои на том же городище восходят к неолиту (как минимум — 3-2 тысячелетия до РХ) и к дьяковской культуре. Пращуры-земляки новгородцев впервые заселили холмы и удобные места у истока Волхова из Ильменя около 5 тысяч лет назад. И отчасти их потомки заселяют Новгородский край до сих пор (конечно, требуется учитывать и существенное влияние мигрантов).


Дьяковскую культуру нередко отдают одним финно-уграм, хотя все больше доказательств ее полиэтничного характера. «Повесть временных лет» и близкие ей источники считают аборигенами округи славян (к которым якобы в 1 в. н.э. приходил с учениками апостол Андрей Первозванный – удивлявшийся парным баням славян, использовавшим веники).


Кстати, до сих пор ^ Россия по-фински — Веняйя, а по-эстонски — Венемаа. Вероятно, в память о венедах, которые известны во времена Андрея и признаются предками антов и словен. Тех венедах, которых подчинял и Германарих. И которые в составе гуннов и части готов начали великие исторические завоевания.


Аборигены жили на холме Городища, обнеся его примитивным частоколом, и с помощью столь же примитивных орудий занимались земледелием прямо у подножия холма.




^ Фрагменты средневекового культурного слоя




Почти во всех летописях возникновение Новгорода относится к недатированной части, до 852 года. В первые годы после минувшей войны 1100-летие Новгорода сразу за 800-летием Москвы (по сути, в противовес столице) должным образом обосновать и подготовить не удалось. Многие административные ресурсы в пользу новгородского юбилея были разгромлены «ленинградским делом». Впечатляющие успехи новгородской археологии (особенно берестяные грамоты) заставили вернуться к проблеме. Да были уже и иные аргументы и ресурсы для юбилея. Спешно искали летописные доказательства, их непонятно как «нашел» академик М.Н.Тихомиров. И директивно была утверждена дата 859 год.

Под этим годом почти во всех признаваемых наукой летописях говорится буквально следующее:

«В год 6367 (859 – надо бы от сотворения мира летописную дату Новгороду и ставить, ведь много позже летописей — при Петре 1 — страна окончательно признала «нашу эру»).

^ Варяги из заморья взимали дань с чуди, и со славян (не сказано новгородских), и с мери, и со всех кривичей (не сказано полоцких, смоленских и т.п.). А хазары брали с полян, и с северян, и с вятичей «по беле и веверицы от дыма» (споров по смыслу этих слов масса)».

^ И все. Никакого Новгорода.

Так что, принимая 859 год, мы нацеливаемся еще раз достойно отметить тотальные выплаты народами Руси дани варягам (будущим католикам) и хазарам (иудеям). Новгорода-то рядом с датой нет. Вот здесь можно и ухмыляться, что знающие люди при наших юбилейных потугах и делают. И будут еще раз, некоторые со злорадством, приветствовать столь «значимый юбилей» 859 года. Можно поставить у Новгорода все же дату 852 (9 заменить на 2) – она достойнее и ближе к летописной истине.

На первых страницах летописей прямо сказано – еще до хождений апостола Андрея по Руси, упоминаний Киева и т.п.

«Те же славяне (расходившиеся от Дуная; по версии академика О.Н.Трубачева с 3 тыс. до н.э.), которые сели около озера Ильменя, назывались своим именем — славянами, и построили город, и назвали его Новгородом

(как эту реальную дату Приильменье отмечает ?!)

А другие сели по Десне, и по Сейму, и по Суле, и назвались северянами (полиэтнос, с которым связывают саваров 2 века у Птолемея, северов 6 в. у Дуная и савиров на Кавказе). И так разошелся славянский народ, а по его имени и грамота назвалась славянской (ныне ее рунических и отчасти глаголических свидетельств даже от времен неолита находят все больше)».

Любителям наукообразности приведем и «поточнее». Ипатьевская летопись Повести временных лет (список около 1425 г.):

(Недатированная часть, до хождений Андрея Первозванного) Слово не же седоша около озера Илмера. и прозвашаса своимъ именемъ. и сделаша городъ. и нарекоша и Новъгородъ. (От упоминаний Кия с братьями) И по сеи братьи почаша д о ржати родъ ихъ кн о жениє в Полохъ. а въ Деревлохъ своє. а Дрьговичи своє. а Слово не своє въ Новгород .

Лаврентьевская летопись Повести временных лет (относят к 1377 г.):

Словени же седоша еколо єзера Илмера. [и] прозвашаса своимъ именемъ и сделаша градъ. и нарекоша и Новъгородъ… И по сихъ братьи держати. почаша родъ ихъ княженьє в Полохъ. [а] в Деревло хъ своє. а Дреговичи своє. а Словени своє в Новгород


И масса подобного в сотнях других источников.

И – к сожалению – не в пользу 859 года (даже 844 г.) как времени основания Новгорода Великого (наследника Великого Словенска). От Словенска идти – 4400-летие Словенску Великому и Руссе Старой отмечать надо. И на вполне достаточных основаниях.

Так что Словенск Великий (будущий Новгород) явно не намного младше того же Дербента, которому отмечено 5000 лет. Все подробности по Интернету.


Еще раз подчеркнем – построение славянами Новгорода у Ильменя упомянуто до Андрея (1 век), Киева (5 – 6 века), Ираклия, Хосрова (первая треть 7 века), переселения приазовских болгар к Дунаю (последняя треть 7 века) и т.п.

Работы многих авторов в Интернете посвящены возможностям отражения в позднесредневековой русской Повести (легенде и т.п.) о Словенске Великом (о скифских князьях Словене и Русе и т.п.; более ста списков 15 – 18 вв.) памяти о реальных событиях. Они происходили примерно 4400 лет назад.

«И в лето от сотворения света 3099 (2409 г. до н. э.) Словен и Рус с родами своими отлучились от Ексинопонта и ушли от родов и братьев своих. Обходили страны вселенной, как острокрылые орлы перелетали пустыни многие. Искали себе благоприятные земли для селения. Во многих местах засыпали с мечтой о счастливом крае, но нигде не обрели покой сердцу своему.

Четырнадцать лет (не 40, как Моисей; отнять 14 лет от 2409 г. иногда забывают, указывая годом образования Словенска 3099-2409 год: П.З..) обходили незаселенные страны. Наконец (в 2395 г.), вышли к великому озеру, что братья назвали Мойско, а затем Илмером — во имя сестры их Ирмери. Волхование повелело им быть жителями этих мест. Старший брат Словен с родом своим и подданными поселился у реки, названной Мутной, а затем Волховом. Поставили град и назвали по имени князя — Словенск Великий. Он встал полтора поприща (версты) от истока реки из озера. Затем много позже именовался Новград Великий.

И от того времени новопришельцы, скифы, начали именоваться славянами. И зовутся ныне славянами, хотя прежде были скифы (сколоты)»

В летописях, начинаемых «русью, чюдью и всими языцами» первого послепотопного времени (3266 год от сотворения мира), лишь через несколько страниц звучит:

«В год 6360 (852), индикта 15, когда начал царствовать Михаил, стала прозываться Русская земля» (дата ошибочна на десять лет, что приводит и к некоторым иным ошибкам; отец Михаила умер в 842 г., тогда трехлетний сын и был коронован, но долго правили за него мать и ее приближенные).

Отсюда и ошибка Памятника Тысячелетию России. Он – если России, Русской земле — должен был встать в 1842 или 1852 году, но цари-германцы России поставили его в память именно о приходе Рюрика на Русь. Ранее отечественной государственности на землях России не было ?! Тогда как Великая Скифия (по мере христианизации ставшая Росией) имела величайших царей и множество памятных дат задолго до нашей эры.


Куда делись из округи Ильменя (Мойско) первые поселенцы-индоевропейцы ?!


По вариантам Повести «Словен и Рус жили между собой в любви и княжили там, да в тамошних краях н завладели многими странами. Пошли от них сыновья н внуки княжить по коленам своим. Обрели себе славы вечной, богатств многих мечом своим и луком. Обладали северными странами по всему морю даже до пределов Ледовитого океана. Имели земли окрест Желтовидных вод и Зеленовидиых вод. И по великим рекам Печере и Выме. И за высокими и непроходимыми горами во стране, нареченной Скирь. И по великой реке Оби и до устья Беловидной реки. Ее вода бела как молоко. Там брали дорогих мехами зверей, особо — соболей (оценка реальности сюжета в книге И.Я.Фроянова «Мятежный Новгород»).

Ходили и на Египетцкие страны воевать, и много храбрости показывали во Ерусалимских и Варварских странах, наводили великий страх (это подтверждается античными сказаниями о Плине и Сколопите, Пале и Напе, других северных героях).

Во времена Александра, царя Македонского, княжили у словен и русов Великосан, Асан и Авесхан. Они храбростью и мудростью многих превзошли. Александр, сын Филиппа Македонского, был самодержец всей вселенной. Но о словенах и русах во всех странах жаловались ему. Премудрый самодержец и всесветлый царь начал размышлять с подданными своими. Сказал: «Что подобает сделать с сыроядцами (людоедами и т.п.) этими? Ополчиться ли большой ратью и разбить, покорить в вечную работу? Но мешают очень дальние пути, неудобные для походов моря и превысокие горы...».

Подумал. И вместо войск послал к князьям словено-русов дары многие, писания всякими похволами украшенные и самого царя золотое письмо, высокодержавною десницею подписанное. Послание Александра Македонского гласило (известны варианты письма примерно 9 – 10 веков назад)…

Прошло много лет. От рода славян-язычников появились князья Лалох и Алахерн (приазовский Аларих взял Рим в 410 г.). Начали ноевать с владениями земли Греческой. Доходили до самого Царьграда. Много зла и кровопролития сотворили скипетру Греческого царства.

Храбрый князь Алахерн под царствующим градом был убит у моря. Место то и ныне зовется Лахерново. На нем монастырь честен воздвигнут во имя Пречистой Богородицы. Множество русских воинов тогда под стенами града пало.

Князь Лалох (или Лах), получив много ран, смог с оставшимися воинами возвратиться, имея немало богатств. Но жили и дальше погано, как скоты, не имели закона. О них свидетельствовал своим хождением и Андрей Первозванный.

В Синдике (Анапе) тогда княжили два брата. Одному имя — Валадак. Другому — Синдирех. Языческие боги их порицались тогда за то, что дикие пчелы устраивали в деревянных идолах свои борти (ульи).

Тогда пришел на землю Славянскую праведный гнев божий. Вымерли люди во всех градах и весях, некому было и погребать мертвых. Последние из оставшихся бежали в дальние страны (этот период 15 – 17 веков назад, действительно, беден под Новгородом археологически, но это может быть и результатом явной недостаточности исследваний) На Белые воды, что ныне зовутся Белым озером. На озеро Тальное что именуют Ваги. И по иным странам, получая разные наименования. Даже на Дунай к прежним родам своим в старожитные страны возвратились (есть тому уже немало археологических подтверждении).

^ Великие Словенск и Руса опустели до конца на многие года. Дикие звери их заселили и плодились в них. Через некое время пришли с Дуная славяне, подняв с собою немало скифов и болгар, и начали вновь города Словенск и Русу населять. И напали на них Угры Белые, повоевали их до конца, а грады сравняли с землей.

Словенская земля легла в полное запустение. Прошло много времени. Услышали скифские жители про беглецов словенских и о земле прадедов своих, что лежала пуста и никем не оберегаема. О том очень опечалились. Начали мыслить, как наследовать отчую землю.

И пошло от Дуная множество их без числа, с ними скифы, и болгары, и иностранцы. ^ Пришли на землю Словенскую и Русскую, сели у озера Ирмеря. Нарекли Новгород, что поставили вниз по Волхову от места старого Словенска. Великим. Избрали старейшим (архонтом) князя от рода своего по имени Гостомысл. Тогда и Русу поставили на старом месте. И другие города многие обновили.

И разошлись каждый со своим родом по широтам земли Одни осели в полях и нареклись полянами, ныне поляками. Другие полочанами — по реке Полоте...

Так стала возрождаться и расширяться великая страна. Сын старейшего князя Новгородского Гостомысла именовался Младый Словен. Он ушел от отца в Чюдь и поставил там над рекой святой град Словенск на месте, нарицасмом Ходницы. Княжил там года три и умер. Его сын Избор (род Аспаров славился в Византии более 15 веков назад) переименовал град в Изборск. Но был укушен змеем и погиб.

Земля Русская сбросила с себя пелену сетовании, стала искать наследников князю, кого можно облечь в порфиру. За многие лета она привыкла к премудрому Гостомыслу.

Гостомысл достиг глубокой старости и не мог уже здраво рассуждать. Не владел многочисленными народами и не мог избежать многих мятежных кровопролитий в роде своем. И тогда этот премудрый муж, седой умом и власами, призвал к себе всех властителей Русских, что ему еще подчинялись, и произнес со скорбным лицом:

«О, мужи, братья, сыновья, единокровны! Я уже очень стар, крепость моя исчезает, ум отступает, ждет только смерть. А ведь вижу, как земля наша добра и всяким благом изобильна. Но не имеет себе властодержца и государя от рода царского. От этого среди вас мятеж велик и не утешителен, межеусобица зла. Молю ужо вас, послушайте совета моего.

По смерти моей идите до моря в Прусскую землю и молите там живущих самодержцев, что от рода кесаря Августа — кровники ему (версия о происхождении русских правителей от римских известна более 5 веков назад). Да пусть идут к вам княжить и владеть вами. И не стыдно вам будет им покориться и подданными у них быть».

И возлюбили все речь старейшины. И когда он умер, тогда всем городом проводили до гроба честного (задолго до прихода Рюрика). До места, называемого Волотово, где и погребли его (сопки Волотова срыты небрежными раскопками в XIX в.).

Строго говоря – даже по данным летописей — основание Новгорода у Ильменя можно отнести – как выше сказано — хотя бы к 1 веку н.э., временам хождений здесь Андрея Первозванного с учениками. Во многих полных ранних средневековых русских летописях прямо сказано:

«И пришел (Андрей) к славянам, где нынче стоит Новгород, и увидел живущих там людей — каков их обычай и как моются и хлещутся, и удивился им. И отправился в страну варягов, и пришел в Рим, и поведал о том, как учил и что видел, и рассказал: «Диво видел я в Славянской земле на пути своем сюда.

Видел бани деревянные, и натопят их сильно, и разденутся и будут наги, и обольются квасом кожевенным, и поднимут на себя прутья молодые и бьют себя сами, и до того себя добьют, что едва вылезут, чуть живые, и обольются водою студеною, и только так оживут.

И творят это постоянно, никем же не мучимые, но сами себя мучат, и то творят омовенье себе, а не мученье». Те же, слышав об этом, удивлялись; Андрей же, побыв в Риме пришел в Синоп»

Сказка?! Мощи Андрея Первозванного с почестями встречала года два назад вся православная Россия. Выход его к славянам в округу Хольмгарда (будущего Новгорода) учитывать в христианской истории не надо?! Власти православные, не стыдно ли ?!

Что это за «грады ставили» на Руси в 9 веке ?! Вот свидетельства арабов, записанные в 9 – 10 веках (на века два старше списков русских летописей):

«И у них (славян) есть обычай строить крепости. Несколько человек объединяются.чтобы строить крепости (укрепления), так как венгры (наши уважаемые финно-угры) на них постоянно совершают нападения и грабят их. Венгры приходят, а славяне запираются в эти укрепления, которые построили. Зимой большей частью они находятся в замках и крепостях, а летом — в лесах.» (Интернет)

Что из себя могли представлять «крепости» («грады ставленые»), построенные несколькими людьми на зимний сезон (явно на кручах, чтобы конные мадьяры скатывались по снегу) ?! Таких «новгородов» за многие века с далеких античных времен в разных местах возникали сотни (на мысовых холмах. всяких кручах, в неудобных для мадьяр и иных «любителей дани» местностях и т.п.). Основная масса угров, вероятно, служивших Хазарии, в 898 г. ушла на покорение земель Византии. Тогда и у народов Великой Скифи (так иногда именовали летописи народы Руси) стали вновь возникать масштабные планы покорения Царьграда. Но это уже зрелая средневековая история, а не древность (античность) отечественного прошлого.

Основные позиции по отношению к 4400-летнему юбилею Словенска Великого (появлению у Ильменя эпических Словена и Руса) так и остаются две. Первая – никакого юбилея нет (и его «очень не надо»; верно, 1150-летие сборов дани с русских много лучше…), так как в позднесредневековой легенде все является абсолютной фантазией. Вторая – юбилей отмечать в любом случае можно (дата продуктивна примерно до 2012 года), ибо легенда – по сути, — является краткой позднесредневековой летописью с датами. И она ничем не хуже в этом плане других летописей (в сохранившихся списках 14 – 16 веков), которым наука «иногда не без корысти» доверяет.

Еще раз отметим — в последние два-три века мир наводнен научной литературой, которая подробнейшим образом рассказывает о миллионах лет истории людей и миллиардах лет развития Земли, солнечной системы, Вселенной. Этой научной картине мы верим, хотя она оформлена последним десятком поколений, имеет огромное разнообразие языков и стилей выражения. Да и со временем неизбежно уточняется и изменяется. Интернет это позволяет проверять очень быстро.

Такие вот начала Холмгарда. Но проблема глубже и сложнее. Своей «древнерусской дубовностью» медиевисты (специалисты по средневековью) обрывают память россиянам на многотысячелетние глубины. Они упорно не знают и не хотя признавать современных достижений исследователей культуры и эпоса со времен палеолита.

Что это за «ученые в законе» в условиях информационного общества ?!

Историологические научные реконструкции все больше помогают выяснять, какие знания людей уже в глубокой древности были близки к реальности, отчасти соответствовали и нашему уровню знаний. «Отец истории» Геродот творил почти 25 веков назад, но многие его исторические данные приняты за истину, подтверждены археологическими и иными источниками (хотя сохранившиеся списки книги Геродота обычно относятся к средневековью, как и русские летописи).

Западные исследователи А.Леруа-Гуран, Э.Картальяк, А.Брейль и другие авторитетные в мире ученые, З.А.Абрамова, А.П.Окладников, Я.Я.Рогинский, А.Д. Столяр и российские не менее авторитетные исследователи доказали, что хотя бы со времен «хомо сапиенс» память у людей достаточно устойчиво. И она уже выражена как в орудиях труда, жилищах, одежде, так и в произведениях палеолитического искусства. Этого не было на землях будущей Руси ?! Кто это отрицает ?! А как еще отрицают !!! С пеной у рта, с невообразимыми ругательствами… Особенно в связи с работами академика Б.А.Рыбакова.

Уже накоплен богатейший опыт исследовательской реконструкции генезиса творческого сознания на базе палеолитического источниковедения. Его идейные установки отчасти определяются современной парадигмой самопознания человечества (В.И.Вернадский — Тейяр де Шарден). Все разнообразнее материальные источники и совершеннее методика анализа. Признается дилемма локальности или всеобщности «малого» и «монументального» искусства ледникового периода. Тезис Э.Картальяка – А.Брейля (1906 г.) как догма палеолитоведения Запада уступил натиску открытий «внепиренейских» монументальных ансамблей, особенно палеолитическим художникам Каповой пещеры на Урале (уже есть и новые интересные открытия). Это для любителей тезиса, что П.М.Золин и подобные ему «фолькисторики» не знают и не уважают реальные памятники-источники. Ох, как знают и уважают ! Но не в пользу гипертрофии средневековья как изначальной «древнерусскости».

Очевидна особая роль фактора реального сознания уже в палеолите. При классификации изобразительных памятников палеолита все очевиднее взаимосвязи сюжетной, знаковой и орнаментальной форм, выводящих к будущим системам письменности. Науке известная сюжетная основа ведущего русла анимализма верхнего палеолита. Это память на глубину 40 – 60 тыс. лет, а русскому эпосу помнить что-то на глубину 4 – 5 тысяч лет (в десять раз меньше) отказывают… В таком отказе и наука ?!

Настоящей наукой определяются разновидности неутилитарной (иначе – элементарно-теоретической или же символической) активности. Поражают богатством знаки европейского палеоантропа (Ла Ферасси, Эрмитаж, Тата и др.). Есть определенная умозрительность их семантического толкования. Но методика дешифровки знаков (принцип генетической цепи) совершенствуется. Реконструирована целостная знаковая система палеоантропа, фиксирующая кульминационные моменты охоты. Выявлено наличие даже в культуре неандертальца основных изобразительных средств, которые развиваются и в последующие эпохи вплоть до наших дней. Хотя генетики в последние годы отрицают возможность трансформации неандертальцев в «хомо сапиенс сапиенс».

Охота неизбежно выступала как решающий вид коллективного труда антропогенеза. Возникновение натуральной охотничьей пантомимы требовало и изобразительных отражений. Во многих регионах планеты отмечено распространение «медвежьих пещер» (у северян – символов бога Велеса, которому в Новгороде посвящено и в средние века немало памятного – Велесы оставлены на новгородских гербах) и их аналогов. Так что новгородским знакам-символам по 40 – 60 тыс. лет, а эпической памяти – жалкие сотни… Мрак.

Важнейшей вехой антропогенеза стало раздвоение человеческой деятельности (на практику и искусство) и зарождение социальной духовной сферы. Этим устойчивым научным знаниям почти столетие, но до не дотягиваются толпы медиевистов. Им и своей клановой «древнерусскости» на всю жизнь хватает.

Археологами и этнографами прослежено продолжение практики «натурального творчества» в верхнем палеолите и последующие эпохи. «Медвежий праздник» осознан как глобальный и самый долговечный культовый феномен в истории мировой культуры. Только не осмыслено, что фактически отчасти отражением этого многотысячелетнего феномена являются и медведи на новгородских гербах.

С палеолита использовались как натуральные атрибуты зверя (голова, конечности; затем и маски, чучела, даже использование живых дрессированных зверей), так рисунки и скульптуры. Выявлены ступени развития «натурального макета» как диалектической системы (сбрасывание старой формы при коренном изменении символического содержания). Это еще раз добротно напоминают фрагменты из трудов Ю.Д.Петухова, размещенные на сайте Академии Тринитаризма.

Изучены основные технические (освоение глиняной лепки, ведущей к трехмерной скульптуре) и, главное, интеллектуальные («производство» обобщенно-условного образа) тенденции этого качественного преобразования. Доказана возможность реконструкции этой ступени по психологическим реликтам в творческом наследии верхнего палеолита (изображение макетов; отделение головы от туловища на фигурах; самостоятельные образы безголового зверя; изображение наброшенной на зверя шкуры и др.). И совершенно очевидна необходимость учета этих глубин при анализе сказок «медвежьей тематики», какие бы поздние записи эти сказки не имели. Слышны голоса наших «родных медиевистов»: Не-е ве-ерим… Скорее бы ответственная и честная историография поняла, как злонамеренно блокирует подобное «не-еканье» полномасштабное осмысление всей многотысячелетней истории Руси, обозначенной хотя бы трудами академика Г.В.Вернадского.

Десятки тысяч лет сохраняется и на просторах палеолитической России господствующее положение женского образа. Западная традиция чаще сводится к эстетико-эротической интерпретации Венер палеолита (ее новая акцентировка была дана А.Леруа-Гураном). Отечественные исследователи (П.П.Ефименко, С.Н.Замятнин, А.П.Окладников и др.) относили задачи исторической дешифровки обобщенного образа женщины чаще к более разнообразной социальной семантике. Ведь множество палеолитических Венер происходит именно с земель России.

С палеолитических времен видна ведущая роль сюжетной скульптуры, аналогичная анимализму последовательность элементарных изобразительных форм. Терракоты Дольних Вестониц, Павлова, Майнинской стоянки и других памятников отражают земную основу глобального мифа о сотворении человека из глины (лепкой людей – кстати — увлекался и Прометей-Проомысел). Ученые видят гносеологические функции образа «женщины вообще» (первая концепция вечного круговорота жизни и смерти, форма идейного утверждения единства и вечности родственного коллектива). «Матриархат» предстает как философия истории верхнего палеолита. Высшее социальное обобщение эпохи – уже представление о «человеке вообще». Общеисторическая гуманизирующая роль образа прародительниц, а затем и Богоматерей. И здесь вновь концентрированную информацию представил Ю.Д.Петухов.

Наряду с изначальностью боготворчества сохраняет научное значение и методологическая установка – в частности, даже по тезису К.Маркса и Ф.Энгельса, — о первичном материальном производстве идей (иначе – современная психологическая теория интерпоризации). Подъем сознания и его логическое содержание все яснее в свете основных ступеней развития изобразительной деятельности (путь от действия к мысли). «Готовое» творчество неоантропа выступает как фундаментальный исторический показатель (реальность второго скачка по Я.Я.Рогинскому и его последователям).

Конкретно-исторической характеристики ступеней древнейшей ментальности совершенствуются. Степень материализованности представлений предстает как стадиальный показатель. Признаются исходный синкретизм и сложное развертывание диалектически целостного ядра сознания, чего не любят современные тотальные монорелигии.

Знаково-языковая палеолитическая «мастерская сознания» — основная магистраль генезиса и обогащения интеллекта Homo sapiensa, великая созидательная миссия всей совокупности творческих форм позднего палеолита. И она является выразителем устойчивости многотысячелетней памяти человечества, включая и пращуров-земляков россиян.

Ныне расшифровке всего разнообразия знаков, которые с палеолита по мере развития привели к античной письменности, посвящено все больше убедительных работ. Интернет ими быстро заполняется.


Противники Повести о Словенске Великом упорно избегают знакомства с ними, как и признания следующих реалий.

Да, к сожалению, самые ранние отечественные тексты известны в древнегреческих и иных передачах, но все же – известны, задолго до нашей эры. Этнегенетическими легендами наполнен эпос разных ранних народов нашей страны. Геродот почти 25 веков назад пересказал легенду о происхождении сколотов (скифов), которые сами вели своих родоначальников от Зевса (быка-тура) и русалки (дочери Борисфена: Днепра). Славяноведение признает линию сколоты – скловены – славяне (этому не противоречит и археология этногенеза славян, хотя бы обозначенная в работах по язычеству Б.А.Рыбакова и в трудах В.В.Седова; они фундаментально обосновали свои позиции, а кучки их противников сильны лишь устным злопыхательством). И относили происхождение этих родоначальников к 16 веку до н.э.. Затем отец истории привел «Слово о войне царей и народа киммерийского», «Слово о войне Скифии с Дарием
еще рефераты
Еще работы по разное