Лекция: Как Тунис и Марокко добились независимости

 

В июне 1942 г. тунисским беем стал Мухаммад VII аль‑Моксеф. Уже в августе 1942 г. он предоставил французскому генеральному резиденту программу реформ, в основе которой лежало требование допустить тунисцев‑мусульман на все государственные посты. Резидент отказался проводить эти реформы. В октябре 1942 г. между ним и беем произошел полный разрыв.

Как уже говорилось, восточная часть Туниса, включая столицу, была занята частями Роммеля, а в его западную часть вторглись американцы. Мухаммад VII, находившийся на оккупированной немцами территории, заявил, что будет соблюдать полный нейтралитет. Он категорически отказался объявлять войну союзникам и не пожелал провозглашать независимость Туниса.

В декабре 1942 г. Мухаммад VII сформировал правительство национального единства во главе с Мухаммедом Шеником. Оно не имело ни реальной власти, ни возможности управлять страной, но сам факт его создания вызвал у тунисцев взрыв.

7 мая 1943 г. англо‑американские войска заняли город Тунис. Немедленно французские военные – сторонники де Голля арестовали Мухаммада VII, а 13 мая его заставили отречься и депортировали в Алжир. 15 мая на престол был посажен 63‑летний Мухаммад VIII ал‑Амин, до сих пор никак себя не проявивший.

Будучи французским протекторатом, Тунис представлял собой нищую страну. До 1940 г. страна не имела пассивного баланса внешней торговли. Так, в 1938 г. импорт составлял 1560 млн. франков, а экспорт – 1353 млн. франков. Экспорт сравнялся с импортом лишь в годы войны за счет торговли с Ливией и другими государствами.

В Тунисе в 1939 – 1940 гг. на тысячу коренных жителей‑мусульман приходилось учащихся начальных школ всего 19 человек. А из общего числа учащихся – 45 тысяч человек – девочек было всего 7 тысяч. На тысячу жителей в среднем приходилось только 3 девочки в школах начального обучения. В то же время в те же годы в школах для французских детей обучалось в среднем 214 человек на тысячу французов, проживавших в Тунисе. Существовавшие для коренного населения начальные школы находились в основном в руках мусульманского духовенства. Среднее светское образование для туземцев было практически недоступно. Для подготовки кадров администраторов из туземного населения имелось два колледжа.

В марте 1947 г. в Тунисе проходила всеобщая забастовка, заставившая французское правительство произвести некоторые изменения в системе управления Тунисом. Бейское правительство получило право решать все административные вопросы, которые до этого были в исключительном ведении генерального резидента.

В 1950‑х гг. пассивный баланс во внешней торговле усилился так, в 1951 г. импорт составлял 63 819 млн. франков, а экспорт – 37 536 млн. франков.

В 1952 г. в Тунисе прошли первые в истории выборы в органы местного самоуправления. 28 августа 1955 г. французское правительство было вынуждено предоставить Тунису внутреннюю автономию. Внешняя политика, оборона и общественная безопасность оставались в ведении правительства Франции.

20 марта 1956 г. был подписан франко‑тунисский протокол об отмене французского протектората, существовавшего с 1881 г. Бей Мухаммад VIII провозгласил независимость Туниса, а себя – королем. Тем не менее в стране по‑прежнему оставались французские войска.

В январе 1957 г. в Тунисе было введено новое законодательство, запрещавшее, в частности, браки с малолетними и многоженство.

20 мая 1957 г. Франция прекратила финансовую помощь Тунису, а в ответ премьер‑министр Хабиб Бургиба денонсировал заключенные в 1955 г. таможенные и валютные соглашения с Францией.

Ну а под шумок Бургиба заменил Королевскую гвардию, охранявшую дворец, на верные ему части. Ну а далее 15 июля 1957 г. был произведен государственный переворот. Мухаммад VIII был арестован. 25 июля Конституционная ассамблея Туниса провозгласила республику, первым президентом которой был избран Бургиба. Мухаммад VIII не отрекся от престола и был отправлен в охраняемую резиденцию в Манубе, но после смерти жены получил разрешение вернуться в столицу Тунис, где и скончался 30 сентября 1962 г.

После получения Тунисом независимости на его территории осталась французская военно‑морская база в Бизерте. База занимала важное стратегическое положение, от нее до Сицилии всего 137 км. Муссолини назвал ее пистолетом, направленном в сердце Италии.

27 февраля 1961 г. президент Туниса Бургиба встретился в Рамбуйе с президентом Франции Шарлем де Голлем и предупредил его не допустить использования базы в Алжирской войне. В свою очередь президент Франции указал на стратегическую важность базы в Бизерте, контролирующей пролив между Сицилией и Африкой, важнейший морской путь между Гибралтаром и Суэцким каналом, для обороны Франции. Вместе с Брестом, Тулоном и Мерс‑эль‑Кебиром Бизерта представляла собой «часть цепочки баз, необходимых для защиты Франции и ее ядерного запаса».

4 мая 1961 г. французский адмирал Морис Амман объявил тунисскому правительству о начале работ по расширению взлетно‑посадочной полосы в Бизерте, заходившей на полтора метра на территорию Туниса. Работы по расширению полосы фактически начались уже 15 апреля – в одностороннем порядке и без объявления. Бургиба произвел следующие ответные шаги: 13 июня национальная гвардия заставила тунисских рабочих, занятых на строительстве ВВП, прекратить работу, 15 июня под напором национальной гвардии прекратили работу и заменившие их французские военные, и, наконец, 24 июня адмирал Амман отдал приказ о прекращении строительства. Затем Бургиба приказал построить 40‑километровую бетонную стену по периметру базы, что вызвало резкое недовольство Франции и способствовало нагнетанию напряженности. 6 июля в Бизерте прошла многотысячная демонстрация с требованием эвакуации базы, что еще более усилило напряженность: Тунис хотел оказать давление на Францию, но де Голль счел такой метод давления неприемлемым.

С 7 по 13 июля по всему Тунису проходили ежедневные демонстрации, и более 6 тысяч членов молодежной организации правящей партии «Нео‑Дестур» записались в добровольцы и отправились в Бизерту. По периметру базы были вырыты километры окопов.

К этому времени в Бизерте находилось 700 французских военных. На двух аэродромах базы базировалось несколько легких самолетов.

Бургиба потребовал немедленного вывода французских войск с тунисской территории и демаркацию южной границы страны, в особенности вблизи нефтяных месторождений Эджеле, откуда начинался нефтепровод для доставки алжирской нефти в Тунис.

Одновременно в полночь 13 июля тунисская армия была приведена в состояние повышенной боевой тревоги. 17 июля Бургиба озвучил свои требования, выступая перед Национальной ассамблеей, заявив, что Тунис потребовал от Франции сократить период деколонизации, но де Голль отказался выполнить эти требования.

Бугиба объявил о блокаде французской базы в Бизерте: 19 июля три тунисских батальона, поддержанные артиллерией, заняли позиции, сделав невозможным передвижение французских военных транспортных средств, тем самым 30 военных и 22 французских гражданских лица оказались интернированными в Сусе. Помимо этого Бургиба приказал тунисским войскам войти в Алжир через южную границу и занять зону между Бир‑Роман и Гарет‑эль‑Хамель, где граница не была демаркирована согласно договору 19 мая 1910 г. между Францией и Османской империей.

В ответ Франция направил к берегам Туниса корабельное соединение, включавшее авианосец «Арроманш» с «Аквилонами». 19 июля французы начали перебрасывать по воздуху в Карубу десантников 2‑го парашютного полка морской пехоты. Первую волну доставили транспортные самолеты «Норатлас». Они приземлились около 4 часов дня и сразу же попали под пулеметный огонь. Около 5 часов дня над Карубой появились шесть самолетов «Корсар» и четыре «Мистраля». Их пилотам разрешалось открывать огонь по арабам без дополнительного приказа. Однако подавить все огневые средства противника так и не удалось, и, когда позже прибыли транспортные самолеты второй волны, они тут же попали под интенсивный огонь противника.

На рассвете 20 июля тунисцы возобновили обстрел. В 4 часа утра первые мины упали на территорию Сиди‑Ахмеда. Они угодили в ангары и на самолетные стоянки, уничтожив транспортные самолеты «Норатлас». Но вскоре прилетел палубный самолет «Аквилон» и заставил замолчать минометную батарею. Затем появились «Корсары» и «Мистрали», уничтожившие на подходе к Бизерте автоколонну с артиллерией. После 5 часов утра пара «Корсаров» помогла отразить атаку на арсенал Сиди‑Абдаллах. Французы начали перехватывать инициативу. Используя поддержку авиации, парашютисты перешли в наступление.

С алжирских баз к французам прибывали подкрепления. Так, прилетели два «Скайрейдера» и в интересах защитников базы совершили два вылета. К вечеру прибыли вертолеты – боевой «Пират» и транспортный Н‑34, но они вскоре были выведены из строя огнем артиллерии противника. Моряки собрали 14 «Корсаров» из 12‑й и 17‑й флотилий во временную авиагруппу. За 20 июля она совершила 40 вылетов, в которых израсходовала 9325 снарядов, 154 неуправляемые авиационные ракеты и сорок 227‑кг бомб. Транспортные самолеты в тот день перебросили парашютистов из 3‑го парашютного полка морской пехоты. Таким образом, к вечеру французы уже существенно улучшили свое положение, сняв угрозу обоим аэродромам. Блокированным оставался лишь военный порт.

В ночь на 21 июля пара истребителей «Аквилон» из 11‑й флотилии вылетела на «свободную охоту» вдоль дороги Тунис – Бизерта. Подсветку светящими авиабомбами (САБ) осуществлял «Норатлас». Но вылет этот закончился для французов неудачей. Ни одного грузовика так и не было обнаружено, к тому же погиб капитан‑лейтенант Магэ, врезавшийся на своем самолете в землю при полете на малой высоте.

С рассветом 21 июля французские самолеты продолжили атаковать вражеские позиции. После полудня поступил приказ прекратить вылеты на непосредственную поддержку войск, поскольку бои шли уже на улицах Бизерты и возникла угроза нанесения ударов по своим.

22 июля французы окончательно выбили тунисцев из города. Эта авантюра обошлась тунисцам в 1300 человеческих жизней. Французы же потеряли всего 21 человека.

Тунисцы были наголову разбиты. Мало того, возникла возможность ввода французских войск в Южный Тунис через Ливию. В августе 1961 г. король Ливии Идрис дал согласие на пропуск французских войск через Триполитанию. Бургиба был вынужден дать задний ход, и к сентябрю конфликт в районе Бизерты был прекращен.

После предоставления независимости Алжиру значение для Франции базы в Бизерте резко упало. Париж даже не возражал против обсуждения «бизертского вопроса» в ООН весной 1962 г. Там ни одна из западных стран не поддержала Францию. В итоге подавляющим большинством голосов на сессии ООН была принята резолюция о годичном переходном периоде, по истечении которого все французские войска и военные объекты должны быть эвакуированы из Бизерты. К осени 1963 г. французские войска покинули Бизерту, а тунисские власти демонтировали «бизертскую стену».

А теперь перейдем к истории Марокко. Там в 1927 г. стал султаном восемнадцатилетний Мухаммад V из династии Филалидов, правившей с 1631 г. Формально султан являлся абсолютным монархом, носителем светской и духовной власти. Опять же формально султан был правителем французского и испанского Марокко, а также международной зоны в Танжере. Дело в том, что в 1923 г. порт Танжер и его окрестности общей площадью 373 кв. км были объявлены международной зоной, управляемой Францией, Испанией и Англией, а в 1928 г. к ним присоединилась еще и Италия. В Танжере проживало около 40 тысяч человек. Из них – около 9 тысяч европейцев, в основном испанцев.

На самом же деле власть султана если и имела хоть какое‑то значение, то только во Французском Марокко. Жил султан в своем дворце в Рабате. Султанское правительство возглавлялось великим визирем и состояло из визирей юстиции, благотворительных учреждений, народного образования, а также председателей верховного суда и религиозного суда.

Фактически же власть принадлежала французскому верховному комиссару, ведавшему также и иностранными делами Марокко. При комиссаре состоял совет с консультативными функциями из двух секций – французской и туземной. Публикация законов являлась прерогативой французского верховного комиссара.

Французские власти умышленно тормозили развитие народного образования среди коренного населения. Так, в 1939 г. в Марокко для европейских детей имелось 18 детских садов, 175 начальных публичных школ, в среднем на тысячу французов приходилось около 138 учащихся начальной школы. Сеть же школ для мусульманских детей была настолько ничтожна, что на тысячу марокканцев‑мусульман приходилось всего трое (!) учащихся начальной школы. А число учащихся‑девочек вообще было мизерным – в 1937/38 г. на 5,9 млн. мусульманского населения приходилось всего около 4 тысяч девочек, учащихся в начальных школах.

Высадившиеся во Французском Марокко в ноябре 1942 г. американцы начали заигрывать с местными феодалами. Дело дошло до того, что в 1943 г. во время конференции в Касабланке султан Мухаммад V встретился с президентом Рузвельтом, который заявил ему, что «эра колониальной эксплуатации заканчивается», и выразил намерения вести переговоры с султаном как с равноправным партнером. Однако до окончания боевых действия в Африке Госдепартамент США забыл о своих авансах султану.

Зато 22 декабря 1950 г. США и Франция заключили соглашение, по которому во Французском Марокко были созданы пять американских военных баз и размещено несколько эскадрилий стратегической авиации.

В январе 1951 г. генеральный резидент Франции в Марокко генерал Жюен потребовал от султана осудить деятелей движения за независимость Марокко и подписать петицию о лояльности французским властям протектората. Султан отказался это сделать. К столице начали стягиваться отряды берберских всадников. А в конце февраля состоялся судебный процесс над руководителями Марокканской компартии А. Ятой и М. Фархатом. Еще через несколько дней французские власти арестовали пятерых руководителей националистической партии «Истикляль» («Независимость»). Были запрещены собрания и введена жесткая цензура.

6 марта 1951 г. газета «Правда» утверждала: «По имеющимся сведениям, французские самолеты бомбардировали два марокканских города с целью подавить волнения, вызванные расправами французских колониальных властей над сторонниками движения за национальную независимость страны. Из различных районов Французского Марокко также сообщается о кровавых столкновениях между французскими колониальными войсками и населением. Войска при поддержке танков полностью оккупировали Рабат. Султан Марокко, который находится под домашним арестом, под нажимом французского генерального резидента Журдэна удалил сторонников партии «Истикляль» из состава кабинета и центральных органов управления».

К этому времени французские войска окружили султанский дворец, а Мухаммад V оказался под домашним арестом. 19 августа 1953 г. французские власти произвели дворцовый переворот. Султан был отстранен от власти и выслан из страны на Корсику, а оттуда на Мадагаскар.

Новым султаном французы провозгласили Сиди Мухаммада Бен Арафу – двоюродного дядю Мухаммада V.

В августе 1955 г, во вторую годовщину переворота, в Рабате вспыхнуло восстание и начались баррикадные бои. Вскоре волнения охватили всю страну. Причем племена берберов, поддерживавшие Сиди Мухаммада, в этих боях заняли сторону националистов. Французская администрация была вынуждена вступить в переговоры с лидерами патриотических партий. В результате были найдены компромиссные решения. Французы согласились низложить своего ставленника – султана Сиди Мухаммада и допустить создание представительного марокканского правительства. 30 сентября Сиди Мухаммад отрекся от престола и уехал в Танжер.

А 18 ноября того же года в Марокко вернулся Мухаммад V. Марокканцы устроили ему торжественную встречу. Султан заявил, что его цель – создание конституционной монархии, демократичной и независимой. В своей тронной речи Мухаммад V объявил об окончании режима опеки и о формировании правительства, обязанное создать демократические институты в рамках конституционной монархии, руководить общественными делами и вести переговоры о новых взаимоотношениях между Францией и Марокко.

В феврале 1956 г. Мухаммад V поехал в Париж, где начались переговоры о предоставлении Марокко независимости. В марте того же год был аннулирован договор 1912 г. о французском протекторате, что означало фактическое признание независимости Марокко.

7 апреля 1956 г. в Мадриде было подписано испано‑марокканское соглашение о признании Испанией независимости Марокко и отмене протектората над северными районами страны, за исключением районов Сеута, Мелилья, Ифни, островов Алусемас, Чафаринас, Велесде‑ла‑Гомера.

Испанское руководство заявило, что Средиземноморское побережье Марокко – залог независимости и безопасности Испании и поэтому Сеута и Мелилья должны навечно остаться испанскими владениями.

11 июня 1956 г. король Мухаммад издал декрет о формировании марокканской национальной армии, командование которой он предусмотрительно доверил своему сыну Хасану.

С 8 по 29 октября 1956 г. в марокканском городе Федале состоялась международная конференция, посвященная судьбе международной зоны Танжера. В ней приняли участие 9 стран (США, Великобритания, Франция, Испания, Бельгия, Нидерланды, Португалия, Италия, Марокко).

9 октября Министерство иностранных дел СССР сделало заявление: «Правительство СССР выражает надежду, что конференция, созванная в г. Федала, не будет чинить препятствий скорейшему и действительному объединению Танжера с Марокко».

В итоге конференция приняла решение об отмене международного режима в Танжер и воссоединении его с независимым Марокко. Ну а 12 ноября Марокко было принято в Организацию Объединенных Наций.

 

 

еще рефераты
Еще работы по иностранным языкам