Реферат: О структуре литературного текста

Реферат выполнил Анатолий Вихров

Тартуский Университет

Отделение семиотики

Тарту 2000

Введение.  Семантический аспект

Преждевсего, нужно разделить все бесчисленные виды соотношений и связей, наблюдаемыхв литературном тексте, на две большие группы:

Связиin absentia — связи между элементами присутствующими втексте и элементами, отсутствующими в нем. Это отношение обозначения (sens) и символизации. Некоторое означающее «означает»некоторое означаемое, некоторый факт вызывает представление о некотором другомфакте, такой-то эпизод символизирует такую-то идею, другой — иллюстрируеттакое-то психологическое состояние.

Связиin praesentia — связи между соприсутствующими в текстеэлементами. Это отношения, образующие конфигурации, конструкции. В этом случаефакты сцепляются друг с другом по законам причинности, а не потому, что онинапоминают друг о друге. Слово, действие, персонаж не обозначают и не символизируюткаких-то других слов, действий или персонажей; их существенным свойствомявляется то, что они располагаются рядом друг с другом.

Литература, является «не первичной» символической системой, каковой, например,может быть живопись или в некотором смысле язык, а «вторичной»: вкачестве сырья она использует уже существующую систему — язык. Это различиемежду языковой и литературной системами проявляется с разной степеньюочевидности в разных видах литературы. Однако, сколь бы слабым оно ни было, эторазличие имеет место всегда, следствием чего является существование третьегоряда проблем, связанных со словесным характером изображения системы вымышленныхобъектов, которую можно представить себе изображенной и другими средствами,например кинематографическими; это заставляет нас принять во внимание словесныйаспект литературного текста.

Следуетвыделить три аспекта литературного текста: словесный, семантический исинтаксический.  Степень изученности этих  аспектов весьма различна. Наиболееинтенсивно изучаемым из этих трех аспектов является семантический. Обычно егоизучение велось не в плане поэтики: Исследователей интересовал смысл того илииного конкретного произведения, а не общие условия возникновения смысла.

Преждевсего, следуя за современной лингвистикой, необходимо провести различие междудвумя типами связанных с семантикой вопросов — формальными и содержательными,т.е. как и что обозначает текст.

Какобозначает текст? Этот вопрос находится в центре лингвистической семантики.Однако оказывается, что лингвистический подход ограничен в двух отношениях:во-первых, он имеет дело только со «значением» (signifacation) в строгом смысле слова, оставляя встороне проблемы коннотации, языковой игры, метафорики; во-вторых, он невыходит за рамки предложения, основной единицы языка. Однако эти два аспектаформальной семантики, — «второй» смысл и знаковая организация«связанного текста» (discours) — какраз особенно существенны с точки зрения литературоведческого анализа, и онииздавна привлекали внимание специалистов. Изучение смыслов, отличных от«прямого», по традиции являлось разделом риторики; точнее оно былообъектом ее учения о тропах. Современная лингвистика отказалась отпротивопоставления прямого смысла переносному; однако, она различает процесс обозначения(signification), когда означающее вызывает впредставление означаемое, и процесс символизации (symbolisation), когда одно означаемое символизируетдругое; при это обозначение задано словарем (парадигматическими сведениями ослове), а символизация возникает в высказывании (в синтагматической цепи).

Сравнительнолучше изучены типы абстрактных соотношений между первым и вторыми смыслами; вклассической риторике они известны под названиями синекдохи, метафоры,метонимии, антитезы, гиперболы, литоты; современная риторика предпринимаетпопытки интерпретировать эти соотношения в терминах теоретико-множественныхотношений включения, исключения, пересечения и т.д. Что же касаетсясимволических свойств отрезков текста, больших, чем предложение, то здесьсущественно, идет ли речь о внутри — или внетекстовом символизме. В первомслучае одна часть текста имеет своим означаемым другое, во втором случае речьидет о толковании в обычном значении этого слова, т.е. о переходе отлитературного текста к критическому (именно к этому обычно сводят интерпретациювообще); толкование в свою очередь определяется различными герменевтиками, тоесть абстрактными правилами, регламентирующими этот процесс.

Чтообозначает текст? Второй вопрос, вводящий нас в содержательную семантику.

Задаваявопрос, в какой мере литературный текст описывает мир (являющийся егореферентом); т. е. другими словами насколько текст истинен, можно ответить — литература в противоположность научным сочинениям не является таким  видомтекста, который может оказаться  ложным; она представляет собой текст, ккоторому как раз не применимо понятие истинности; она не бывает ни истинной, ниложной им сама постановка такого вопроса бессмысленна; именно этим определяетсяее статус текста, основанного на вымысле (fiction).

Регистры языка.

Литературноепроизведение, как и всякое другое языковое высказывание, построено не из слов,а из предложений, а эти предложения  принадлежат к разным  регистрам языка.

Имеетсмысл выявить некоторые категории, присутствием или отсутствием определяетсятот или иной регистр языка. Также необходимо сразу сказать, что в такихвопросах речь может идти не об абсолютном присутствии или отсутствии той илииной категории, а лишь о количественном превосходстве.

Перваяи особенно очевидная категория, характеризующая регистры, это то что обычноназывают «конкретностью» или «абстрактностью» речи. Наодном из полюсов этого континуума располагаются предложения, субъектом которыхявляется некий единичный, материальный и четко ограниченный предмет, на другом- рассуждения «общего» характера выражающие некоторую«истину» не соотносимую с определенными сущностями пространственногоили временного порядка. Между этими двумя полюсами располагается бесконечноечисло промежуточных случаев, место которых на этом отрезке определяется взависимости от степени абстрактности, обозначаемого ими объекта.

Втораякатегория — определяется присутствием риторических фигур (то есть связей in praesentia, которые необходимо отличать от тропов,связей in absentia): это степень фигуративности,орнаментированности текста. Фигура же есть не что иное, как определенноерасположение слов, которое мы можем назвать и описать. Если между двумя словамиимеет место отношение тождества, налицо фигура — повторение. Если два слованаходятся в отношении противопоставления, это другая фигура — антитеза. Еслиодно слово обозначает некоторое количество, а другое слово — количество,большее или меньшее по сравнению с первым, то перед нами фигура — градация. И,наконец, если отношение между двумя словами не подпадает ни под один из этихтерминов, то можно сказать, что в данном тексте нет фигур.

Другаякатегория, позволяющая вывить целый ряд регистров языка, — это наличие илиотсутствие отсылки к некоторому предшествующему тексту. Моновалентный текст — не вызывающий у читателя никаких определенных ассоциаций с предшествующими емуспособами построения высказываний. Поливалентный текст — текст который вбольшей или меньшей степени рассчитан на такие ассоциации.

Последнийпризнак, на котором останавливается Тодоров в своей характеристике типовязыковых регистров, это признак, который вслед за Бенвенистом можно назвать«субъективностью/объективностью» речи. Всякое высказывание несет насебе отпечаток того конкретного акта речи, «акта высказывания»,продуктом которого оно является; но этот отпечаток, разумеется, может бытьболее или менее явным. Языковые проявления этих «отпечатков» оченьразнообразны. Здесь автор выделяет два больших класса: во-первых, сведения обучастниках акта речи или его пространственно — временных координатах,выражающиеся обычно при помощи специальных морфем (местоимений или глагольныхокончаний). Во-вторых, сведения об отношении говорящего и/или слушающего квысказыванию или его содержанию (выступающие в виде сем, то есть компонентовлексических значений слов).

Внутрисубъективного регистра языка различают несколько подвидов с более строгоопределенными свойствами. Наиболее известный из них — это эмоциональный текст.Еще один тип субъективности — модальный — связан с обращением к особому классуслов — модальных глаголов и наречий (могу, должен, возможно, наверняка и т.д.).Этим способом внимание лишний раз привлекается к говорящему, т.е. субъектувысказывания, а тем самым и к процессу высказывания в целом. Намеченное вышеперечисление регистров языка не претендует на полноту: его цель — лишь датьобщее представление о разнообразии языковых регистров, используемых влитературных произведениях.

Словесный аспект: Модус. Время.

Впроизведении, основанном на вымысле, осуществляется переход, привычность которогозаслоняет его значение и исключительность, — от последовательности фраз кцелому воображаемому миру. Перевернув последнюю страницу «МадамБовари», можно сказать, что читатель познакомился со многими персонажами иузнал довольно много об их жизни; а ведь у него в руках всего-навсего былтекст, «вытянутый» в линейную последовательность. Тодоров говорит,что не следует поддаваться той характерной иллюзии, которая долгое время мешалаясному осознанию этой метаморфозы: в действительности нет никакой «изначальной»реальности и «последующего» ее воплощения в тексте. Данностьюявляется лишь сам литературный текст, и, отправляясь от него, читательпроизводит определенную работу, в результате которой в его сознаниивыстраивается мир, населенный персонажами, подобными людям, с которыми мысталкиваемся «в жизни». Превращение линейного текста в вымышленныймир становится возможным благодаря некоторому множеству сообщений, содержащихсяв тексте, — множеству неизбежно неполному.

Врассматриваемой работе автор различает три вида свойств, характеризующихсведения, обеспечивающие переход от линейного текста к миру художественногопроизведения:

Категориямодуса, или наклонения — касается степени присутствия в тексте описываемыхсобытий.

Категориявремени — связана с соотношением между двумя временными осями: осью самоготекста литературного произведения и гораздо более сложно организованной осьювремени в мире вымышленных событий и персонажей.

Категорияточки зрения — категория включающая понятие точки зрения в узком смысле слова,с которой воспринимаются описываемые события, и характер этого восприятия(истинность/ложность, полнота/частичность).

Кэтим трем категориям следует добавить еще одну, располагающуюся в несколькоином плане, но в действительности весьма тесно с ними связанную, т.е.присутствие в высказывании самого процесса высказывания. Здесь оно интересуетавтора с точки зрения его роли в создании вымышленного мира произведения иобозначается термином залог.

Категориянаклонения довольно тесно связана с языковыми регистрами, о которых шла речьвыше, различия лежат в основном в точке зрения на эти явления. Текстлитературного произведения неизбежно ставит следующую проблему: с помощью словв нем создается вымышленный мир, который сам имеет от части словесную, а отчасти не словесную природу (поскольку он включает, помимо слов, также действия,свойства, сущности и другие «вещи»). Соответственно читаемый текстнаходится в различных соотношения с изображаемыми в нем:

а)другими текстами

б)явлениями не текстового характера.[1]

Модус,или наклонение, текста есть степень точности, с которой этот текст воспроизводитсвой референт; эта степень является максимальной в случае прямого стиля,минимальной в случае рассказа о несловесных явлениях, промежуточной в остальныхслучаях.

Ещеодним аспектом тех сведений, которые участвуют в превращении текста вхудожественный мир, является время. Проблема времени возникает потому, что впроизведении сталкиваются две временные оси: временная ось описываемых событийи явлений и временная ось описывающего их текста.[2]

Авторограничивается перечислением основных проблем, встающих в связи с временнымисоотношениями:

Порядокследования — порядок времени рассказывания не может быть совершеннопараллельным порядку рассказываемых событий, неизбежны забегания«вперед» и возвращения «назад». Эти нарушенияпараллельности связаны с различной природой двух временных осей: осьрассказывания одномерна, тогда как ось описываемых (воображаемых) явлениймногомерна.

Продолжительность- количество времени, затрачиваемое на чтение текста, по сравнению спродолжительностью реальных (т.е. вымышленных) событий, о которых в нем идетречь. Время чтения не поддается простому хронометрированию, и поэтому надоговорить о довольно-таки относительных величинах. Можно выделить целый рядразных случаев:

а)Задержка времени, или пауза, имеет место тогда, когда времени чтения несоответствует никакое рассказываемое время — это описания, общие рассуждения ит.п.

б)Противоположный случай — когда какому-то отрезку времени описываемых событий несоответствует никакого отрезка времени рассказывания.

в)Случай полной эквивалентности отрезков двух временных осей, она возможна тольков прямом стиле, позволяющем «вставить» изображаемую«реальность» в текст повествования в виде сцены.

г)Случай, когда время рассказывания может быть либо «длиннее», либо«короче» изображаемого времени.

Частота- существенна для характеристики соотношений между временем рассказывания ивременем описываемых событий. Теоретически здесь возможны три случая:

а)однократность, когда один компонент текста соответствуетодному                         событию;

б)повторность, когда несколько компонентов текста соответствуют одному и тому жесобытию;

в)итеративность,когда один компонент текста описывает целый ряд (сходных) событий.

Повествование,характеризующееся тем, что мы назвали однократностью, в комментариях ненуждается. Повторность в повествовании может проистекать от разных причин: одини тот же персонаж может с болезненной настойчивостью вновь и вновь возвращатьсяк одним и тем же событиям; одно и то же событие может описываться несколькораз, причем с разных сторон (что создает иллюзию«стереоскопичности»); один или несколько персонажей могут даватьнесколько противоречивых версий, заставляющих нас сомневаться в том, имело лиместо некоторое событие, и если да, то как оно в точности происходило.

Словесный аспект: точки зрения, залоги.

Третьейважной категорией, существенной для описания превращения текста в воображаемыймир произведения, является точка зрения (vision),поскольку факты, образующие этот мир, предстают перед нами не «сами посебе», а в определенном освещении, в соответствии с определенной точкойзрения. Эта «зрительная» терминология  воспринимается как метафора,вернее, как синекдоха, поскольку термином «точка зрения» покрывается восприятие в целом.

Влитературе мы всегда имеем дело не с событиями или фактами в их сыром виде, а стем или иным изложением событий. Один и тот же факт, изложенный с двух разныхточек зрения, — это уже два различных факта. В настоящее время имеется немалотеоретических концепций, связанных с рассмотрением  вопроса о роли точек зренияв художественной литературе; можно даже сказать, что этот аспектхудожественного произведения в XX веке былизучен лучше всего. Опишем категории с помощью которых можно различатьразновидности точек зрения:

Категория,связанная с субъективностью или объективностью наших знаний об изображаемыхсобытиях (этими терминами автор пользуется за неимением лучших). Сведения обэтих событиях могут касаться как того, что воспринимается  (объективность), таки того, кто воспринимает (субъективность).

Категория,касающаяся количества получаемой информации, или степень осведомленностичитателя. Внутри этой категории различается две различные характеристики:степень широты поля зрения и степень проницательности взгляда, глубиныпроникновения в наблюдаемые явления.

Далеепотребуется ввести еще два дифференциальных признака точек зрения, никак, несвязанных с их «оптической» природой: это противопоставления поединичности/множественности, с одной стороны,  попостоянству/изменчивости — с другой.

 Естьеще одна важная характеристика — сведения могут отсутствовать илиприсутствовать в самом тексте, причем в последнем случае они бывают истиннымиили ложными.

Длявозникновения иллюзии необходимо хотя бы какие-то сведения, пусть даже ложные.Но возможен и случай полного отсутствия каких-либо сведений, — тогда мы имеемдело не с заблуждением, а с неведением, незнанием. Кроме того, не следуетзабывать, что всякое писание бывает неполным, что вытекает из самой природыязыка. Следовательно, мы не имеем права предъявлять описанию обвинение внеполноте до тех пор, пока не дойдем до некоторого места в повествовании изкоторого узнаем, что в каком-то другом, также вполне определенном месте от нас что-тобыло сознательно скрыто.

Категорияоценки — не должна быть сформулирована, мы угадываем ее по тем психологическимустановкам и реакциям персонажей, которые преподносятся в произведении как«естественные».

Рассказчик- активный фактор в конструировании воображаемого мира, следовательно, каждыймалейший его шаг косвенно осведомляет нас о нем. Именно рассказчик являетсявоплощением тех установок, на основании которых выносятся суждения и оценки.Именно он скрывает от нас или, наоборот, раскрывает нам мысли персонажей,навязывая тем самым собственное представление об их «психологии».Именно он выбирает между прямой и непрямой речью, между «правильной»хронологической последовательностью изложения событий и временнымиперестановками. Без рассказчика нет повествования.

 Помиморассказчика (в широком смысле слова) следует помнить и о существовании его«партнера», т.е. того, к кому обращен рассказываемый текст.[3] Он похож на реального читателя небольше, чем рассказчик на реального автора. Тот факт, что появление рассказчикасразу же влечет за собой появление адресата повествования, — не что иное, какследствие общего семиотического закона, согласно которому я и ты, т.е.отправитель и получатель сообщения, не отделимы друг от друга.

Синтаксический аспект: текстовыеструктуры.

Обратимсятеперь к последней группе проблем, объединенных Тодоровым под названиемсинтаксического аспекта текста.

Достаточноочевидно, что любой текст поддается разложению на элементы. Вслед заТомашевским будем различать два принципиально разных способа организациитекста.  Томашевский писал: «В расположении тематического материаланаблюдаются два важнейших типа: 1) причинно-временная связь между вводимым тематическимматериалом; 2) одновременность излагаемого или иная сменность тем безвнутренней причинной связанности излагаемого».

Логическаяи временная организация. Большинство художественных произведений прошлогопостроено по законам одновременно временной и логической организации (обычноимеется в виду логическое отношение импликации, или, каузации, причинности).Причинность тесно связана с временной последовательностью событий, их дажеочень легко спутать друг с другом. «Пружиной повествовательного  процессаявляется само смешение следования во времени и причинного следования, когда-то,что происходит после этого, воспринимается при чтении как происшедшее попричине этого; можно сказать, что подобное повествование строится насистематическом применении ложного логического вывода, известного в схоластикепод названием post hoc, ergo propter hoc[4]», — пишет Ролан Барт.

Пространственнаяорганизация. Этот способ организации текста охарактеризован автором какоснованный на определенном, более или менее правильном размещении едиництекста. Логические или временные отношения отступают при этом на второй планили вовсе исчезают, и организация текста целиком определяется пространственнымисоотношениями его элементов.[5]

Синтаксический аспект: повествовательныйсинтаксис.

Перейдемот рассмотрения соотношений между повествовательными единицами к их природе. Дляэтого введем три типа единиц, из которых первые два представляют собойконструкты, а третий — эмпирическую данность. Речь идет о предложении, эпизодеи тексте.

Предложение- всегда состоит из компонентов двух типов, которые принято называтьсоответственно актантами и предикатами. Актанты являются двустороннимиединицами. С одной стороны они позволяют отождествить некоторые дискретныеэлементы повествования, имеющие точный адрес в пространстве и времени, с другой- актанты находятся в определенном отношении к глаголам (субъект, объект).Синтаксическая функция актантов, которые в данном смысле не отличаются отязыковых синтаксических функций, во многих языках выражающихся в виде категориипадежа (отсюда и термин актант).

Эпизод- более крупная единица повествования. Предложения не образуют бесконечныхцепочек, они объединяются в циклы, которые интуитивно распознаются любымчитателем (у него возникает ощущение законченного целого) и которые вполнеподдаются аналитическому описанию.

Текст- но на самом деле читатель реально имеет дело не с предложениями, не сэпизодами, а текстом как целым: романом, новеллой или драмой. Текст почтивсегда содержит более одного эпизода. Возможны три типа соединений эпизодов втексте: обрамление (предложение некоторого эпизода заменяется целым новымэпизодом), сцепление (эпизоды следуют друг за другом), чередование (чередованиепервого и второго эпизодов).

Синтаксический аспект: категоризация,реакции.

Взаключении рассмотрим некоторые свойства повествовательных предикатов.

Достаточноповерхностного взгляда на предикаты, чтобы заметить сходство между ними (хотяони кажутся отличными друг от друга), позволяющие объявить некоторые действияразными проявлениями одного и того же более абстрактного действия.[6]

Вестественном языке категории, позволяющие выделить специфику некоторогодействия и в то же время указать на свойства, общие у него с другимидействиями, выражаются глагольными окончаниями, а также наречиями и частицами.Анализ по логическим категориям позволяет довести анализ до неразложимыхединиц, что является необходимым условием подлинно научного описания.

Реакциивсегда появляются как необходимое следствие некоторого другого действия.Произведение содержит внутри себя изображение того самого процесса чтения ивоссоздания,  которым занят  читатель. Персонажи творят свою«действительность» из воспринимаемых ими знаков совершенно так же,как мы творим мир произведения из читаемого текста.  Подобно тому, как читательможет узнать о некотором действии до или после момента его воображаемогосовершения (проспективно или ретроспективно), точно так же и персонажи неограничиваются участием в действиях, вспоминают о них или представляют их себезаранее, что  дает «реакции», существующие за счет других действий.

Существенновидеть разницу между категоризацией предикатов и реакциями: в первом случаеречь идет о различных формах, в которых выступает один и тот же предикат, вовтором — о двух разных типах предикатов, о первичных, или действиях, ивторичных, или реакциях. Наличие и расположение в тексте предикатов того илииного типа сильно влияет на его восприятие.

Список литературы

Структурализм:«за» и «против», М., 1975г., Цветан Тодоров,«Поэтика»

еще рефераты
Еще работы по языкознанию, филологии